2019-04-05T08:16:40+03:00

Новый взгляд на "Мертвые души" в Якутске

Режиссер Сергей Потапов – о своей новой постановке в Русском театре
Режиссер признается, что не хотел эпатажа.Режиссер признается, что не хотел эпатажа.
Изменить размер текста:

Новый спектакль Русского театра имени А.С. Пушкина «Мертвые души» вызвал неоднозначную реакцию зрителей. Режиссер-постановщик Сергей Потапов показал свой взгляд на хрестоматийную классику. За основу была взята пьеса Михаила Булгакова по мотивам гоголевской поэмы.

Как и всегда, в постановке Сергея Потапова много символов и метафор. При этом текст Булгакова был сохранен. Режиссер надеется, что так молодежь заинтересуется произведениями обоих классиков.

Театральный роман и «черный» юмор

По словам Сергея Потапова, ему происходящее виделось, как в анимации Тима Бёртона. Чичиков попадает в город живых мертвецов, на фоне которых этот маленький, приземленный человек – более живой, честный. И главное – у него есть мечта.

- Чичиков хотел въехать в рай на руках мертвецов – в начале спектакля его буквально возносят на руки другие персонажи, - отмечает Сергей Потапов. - Поэтому у него вырос нос – это аллюзия на Пиноккио, который хотел стать человеком. Нос Чичикову «надевает» Русь. И это не случайно. Русь – это мать, родина, мы все её сыны. Она может стать великой, если люди будут ставить цели и достигать их. Сперва я хотел, чтобы на актрису надели кокошник в конце спектакля, чтобы зритель понял, что это Русь. Но потом решил, пусть это будет ясно с самого начала. В спектакле Русь – прислуга, ее бьют, унижают, травят, используют помещики и чиновники. Кстати, на сцене в человеческом виде, а не зомби или черта, появляется только кучер Селифан – представитель трудового народа.

-

-

Режиссер признается, что не хотел эпатажа. Так, у Булгакова действие начинается в кабаке, поэтому для создания атмосферы в спектакле появились девушки легкого поведения. Могло бы получиться еще провокационнее, но учитывая, на какого зрителя рассчитан спектакль, пришлось смикшировать, почистить материал. Булгаков «постебался» над Пушкиным, но в театре имени классика делать его пьяным было неудобно. Поэтому в спектакле на месте гения русской словесности оказался прокурор.

- Почему по Булгакову? У меня с Михаилом Афанасьевичем театральный роман, мне нравится его язык. А здесь сошлись сразу два мистических автора. Мистика или нет, но за неделю до премьеры артист, исполняющий главную роль, выбыл из строя, пришлось срочно делать замену. А теперь я лежу с поврежденной ногой, - говорит режиссер.

Нужно было выстроить каждый образ

В постановке спектакля участвовала режиссер по пластике Светлана Шадрина – ученица маэстро Дмитрия Бертмана, художественного руководителя московского музыкального театра «Геликон-опера».

Светлана – из балетных, а в последние годы попробовала себя во всех танцевальных жанрах, от хип-хопа до дэнсхолла. Ее пригласили для постановки пластики актеров. Работа заняла две недели.

- Для меня театр – это априори современное искусство, которое живет сегодняшним днем. У нас стояла задача поставить спектакль для молодежи – весело, задорно, стильно. Нужно было выстроить каждый образ, найти интересную пластику физически. В этом плане драматические артисты очень интересны. У балетных четкая форма, рамки. А у драматических нет, они более свободные. Ставишь задачу – выполняют совершенно неожиданно. Самые удачные идеи появлялись на репетициях – очень много придумок предлагали сами актеры. Персонажи наших «Мертвых душ» – гротескные, мультяшные. Коробочка – жуткая старушка. Собакевич – страшный. Подольше искать пластику пришлось для дочки губернатора. Сначала хотели в японском стиле: она у нас семенила, потом была будто пьяная, затем – эдакая фифа. Но в этом городе перевернутый мир – если институт благородных девиц, то должно быть всё наоборот. В результате сделали ее разболтанной девицей. Образ Ноздрева сложился, когда я вспомнила фильм «Стекло» М. Найта Шьямалана. В исполнении Степана Федоренко он как хамелеон, все время меняется. Чичиков – единственный светлый персонаж, который чего-то хочет добиться. У него в этом мире есть сверхзадача, пусть даже связана она с наживой, - отмечает Светлана.

Сергею Потапову удалось собрать хорошую команду: костюмер Евдокия Сотникова и художник Екатерина Шапошникова поработали на славу – созданные ею декорации гениальны для таких «Мертвых душ». По словам Светланы, на площадке царило полное взаимопонимание, а это бывает не на всех спектаклях.

«Мертвые души» от Потапова – очень живая, легкая, динамичная постановка. Такое прочтение классики можно воспринять и оценить по-разному, но оно совершенно точно получилось неожиданным и нескучным.

Алиса Шварц

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также