Эксперты увидели рекордный рост экономики. А что видят простые люди?

Разбираемся вместе с доктором экономических наук, профессором Александром Бузгалиным в подкасте «Личные деньги» Радио «Комсомольская правда»
Эксперты увидели рекордный рост экономики. А что видят простые люди?

Эксперты увидели рекордный рост экономики. А что видят простые люди?

А. Бузгалин:

- Здравствуйте. В этом время мы всегда беседуем о личных деньгах и каждый раз я вам говорю, что нам надо будет с вами понять – личные деньги практически всегда зависят от того, как устроена экономика в целом. Недавно нас порадовала статистическая служба в России – наша официальная статистика говорит, что в России рост превысил 2% и сейчас есть основания для радости, поскольку такого не было уже на протяжении многих лет. Дальше, наверное, встает важный вопрос. Что такое два с небольшим процента? Много это или мало? И что это дает каждому из нас? Этот вопрос я и хочу вынести для голосования. Почувствовали ли вы, что экономика растет, что жизнь стала хоть немного, но лучше?

Позволю себе сформулировать несколько тезисов. Первый и главный. Да, слава богу, нет спада. Да, слава богу, наметилась тенденция к некоторому росту… но качественных изменений, на мой взгляд, в экономике не произошло. Не произошло перелома к принципиально другому типу не просто роста, а развития. И темы этого рода пока до чрезвычайности низки. Думаю, что вряд ли изменится эта ситуация к лучшему в 2019 году. Может быть, немножко мы станем расти быстрее, но принципиальных изменений ожидать не приходится. И не только потому, что так говорили и говорят эксперты – и те, которые в правительстве, и те, которые в независимых академических структурах… Такова объективная ситуация и никаких качественных изменений ни в экономической политике, ни в институтах, ни в правилах игры мы, к сожалению, найти пока не можем. Отсюда, наверное, самый главный вопрос, который хотелось бы нам с вами обсудить. А надо ли менять что-то в нашей экономике? Прошлый раз мы говорили о коррупции и более 90% радиослушателей в голосовании сказали – без существенных и глубоких изменений в экономике победить коррупцию не удастся. Сегодня, наверное, надо понять и то, что перейти к развитию, а не просто росту, без глубоких изменений в экономике тоже не удастся.

Если мы хотим чувствовать улучшение жизни, то темпы роста должны быть, как минимум, 5-7% в год. С этого начинаются качественные изменения в экономике, когда граждане через несколько лет ощущают – жизнь изменилась к лучшему. Такой период в истории России был. Это был период, когда в нулевых годах цены на нефть были 150 долларов за баррель и доллар тогда был весомее, чем сейчас… в этот период мы действительно увеличивали валовый продукт страны, общее производство на 5-7% в год. И именно в этот период произошли те изменения, которые позволили вырваться из чудовищного кризиса 90-х годов… Сейчас мы находимся в состоянии, когда у нас «всего» 20 миллионов человек находятся в ситуации бедности. Причем, бедности, которую скорее надо было бы назвать нищетой, потому что ни качественных продуктов питания, ни по-настоящему необходимых дорогих медикаментов, ни возможности жить в сколько-нибудь приличных условиях… ничего такого, находясь в состоянии бедности, то есть, получая меньше 11000 в месяц, позволить себе нельзя. Из этого состояния выйти можно, но, либо изменив существенно перераспределение доходов – грубо говоря, паразитические доходы, используемые на роскошь богатых, использовать для развития страны и тогда бедные поднимутся и станут жить лучше. Либо другой вариант – резко увеличить темпы роста всех, желательно, в первую очередь, тех, кто находится в тяжелом положении. Богатые могут увеличивать свои доходы незначительно, средний класс – нормально, а те, кто внизу – очень существенно…

Второй вопрос очень важный. Есть рост и есть развитие. Валовый продукт считается в современных рыночных условиях весьма специфично. Если вы вместо одного банка, который дает кредит предприятию, построите цепочку из четырех финансовых институтов, которые взаимно перекачивают деньги друг другу и еще занимаются при этом игрой на бирже и на финансовых рынках, то в этом случае все четыре института, как ни странно, будут создавать валовый продукт страны. Чем больше у нас риелторов, которые перепродают жилье, тем больше валовый продукт страны. Чем дороже услуги, которые предоставляются населению, скажем, если вы стрижетесь в парикмахерской не за 300 рублей, а за 3000… то валовый продукт тоже вырастет. Если мы будем продавать нефть по более высокой цене, у нас тоже вырастет валовый продукт. Поэтому показатель валового продукта это очень косвенные измерения того, как реально устроена экономика. Вопрос главный – есть ли развитие? Есть ли прогресс технологий? Есть ли прогресс обрабатывающей промышленности? Сколько мы создаем тех самых роботов, которыми нас пугают, что, дескать, завтра рабочие будут не нужны, а будут нужны только роботы… В России эти роботы производятся в ничтожных количествах… Качество развития – это продолжительность жизни, это качество здравоохранения, это наличие или отсутствие бедных, это социальная дифференциация, это решение экологических проблем, в том числе, проблем мусора. Вот что такое качество развития.

Зачитаю несколько сообщений. «С таким Росстатом мы через год победим бедность, а через два – войдем в тройку экономически наиболее развитых стран!»… «Может, наоборот, победим коррупцию и улучшится экономика?». Вы знаете, я с вами соглашусь – экономика улучшится, когда победим коррупцию. Но чтобы победить коррупцию, надо не просто экономику абстрактно улучшить, а изменить систему правил игры и экономическую политику. Экономика, если понимать под ней производство, это одно. А экономика, если понимать под ней экономические отношения, институты, законы, политику в экономике, которую проводит государство, то это немножко другое. «Как должен почувствовать простой гражданин России, чтобы почувствовать улучшение? По тратам на семью или как-то еще?», «Пока лучше не стало».

Давайте примем звонок. Сергей, здравствуйте.

Сергей:

- Мы своей семьей не почувствовали улучшения, потому что мы почувствовали подъем цен на продукты. И второе. Вот многие говорят, что нужен рывок, нужно развитие, а кто будет делать это развитие, если у нас 18 лет уже несменяемость власти? Кто, как вы думаете, будет делать этот рывок у нас?

А. Бузгалин:

- У меня есть каждый раз большая проблема, когда мне задают такие вопросы. Мы договаривались с редакцией, что в этой программе я не обсуждаю политику, но, оказывается, экономика дело сугубо политическое, поэтому совсем уйти от вопросов о власти не удастся. Кстати, я однажды задал на радио вопрос – как вы думаете, кому принадлежит реальная экономико-политическая власть в стране? Сегодня я этот вопрос не задаю… а отвечу я следующим образом. Да, я с вами соглашусь, если у нас будет оставаться по реальным действиям та же команда, которая осуществляет экономическую и социальную политику, в данном случае я говорю не только об экономико-финансовом блоке или финансово-экономическом блоке кабинета министров, я говорю обо всей системе власти… поскольку законы принимает у нас Дума и президент, назначает правительство президент, это целостная система власти, к этой целостной системе власти принадлежат не только чиновники и государственные лица, к этой системе принадлежат те, у кого в руках ключевое богатство России. У нас один процент россиян контролирует ключевые богатства страны. Да, пока эти лица остаются у власти, изменений в экономической ситуации сколько-нибудь существенных не предвидится.

Еще несколько сообщений. «Добрый день, Росстат на Рублевке срез делал»… Валерий пишет из Ставрополя: «Нет, не почувствовали экономического роста». И пример реальный. «Реальный пример из Стройки, фасадные материалы. 1 кв. м композита в 2017 году стоил 500 рублей, сейчас – 900 рублей. Рост цен почти в два раза, а инфляция 4% у нас». Таких примеров много, и сообщений довольно много о том, что реально цены выросли, а качество жизни – это большой вопрос. Ну и задали радиослушатели вопрос, как оценить – есть улучшения или нет? Ну, как? На те же деньги стали покупать больше товаров? Для этого цены должны снизиться. Видим – это нереальный вариант…

«Конечно, жить стали лучше. Посмотрите, машина у каждого второго! Жить реально стало лучше, плохо живет только бездельник, который привык только жаловаться и критиковать» - вот такое есть мнение. А в эфире у нас Николай. Добрый день.

Николай:

- Добрый день. Конечно, меня больше всего забавляет борьба с коррупцией. Когда сажают губернаторов, а олигархи почему-то спокойно выводят все активы в оффшоры. Эта вся ложь, что там Путин делает какую-то амнистию там финансовую… потому что он не может… потоками управляют не олигархи, а за