Почему запад давно оправился от кризиса 2008 года, а мы до сих пор не можем

Насколько реально санкции влияют на нашу экономику, в них ли на самом деле корень наших бед и что будет с экономикой в следующем году, рассказываем в подкасте «Личные деньги» Радио «Комсомольская правда»
Подводим экономические итоги года с профессором, доктором экономических наук Александром Бузгалиным

Подводим экономические итоги года с профессором, доктором экономических наук Александром Бузгалиным

А. Бузгалин:

- С вами в передаче «Личные деньги» Александр Бузгалин, профессор, директор Института социоэкономики Московского финансово-юридического университета. Наш кошелек очень сильно зависит от того, что происходит в экономике в целом. Я сегодня пригласил к нам в студию ученого – Андрея Евгеньевича Городецкого, доктора экономических наук, профессора, руководителя направления Института экономики Российской академии наук.

А. Городецкий:

- Добрый день.

А. Бузгалин:

- Мы давно и серьезно работаем с анализом того, что происходит в российской экономике. Почему на протяжении шести лет у нас рецессия или стагнация? Может быть, у нас просто показатели не очень хорошие, а на самом деле все хорошо? А может быть, и все не очень хорошо?

А. Городецкий:

- Вопрос непростой. У нас принято говорить о санкционном давлении, о том негативном воздействии, которое санкции наносят экономике России. Но только ли в этом дело? Мне кажется, что, говоря о санкциях, мы немножко упрощаем проблему и списываем на санкции то, что представляет из себя фундаментальные проблемы. Когда мы задаем себе вопрос, почему мы так тяжело перенесли кризис 2007-2010 годов, когда кумулятивный спад составил 8-10 %, мы тяжело перенесли этот спад и на фоне западных экономик, и на фоне развивающихся экономик. Но западный мир сегодня вышел. И на протяжении многих лет демонстрировал рост. А у нас сформировался, по сути дела, новый цикл. Это стагнация, депрессия, стагнация. И мы никак не можем выйти из этого состояния. Почему? Если коротко о фундаментальных факторах, я бы, прежде всего, обратил внимание на состояние демографических факторов. Это важнейший ресурс, особенно для нас, людей, вышедших из марксистской школы.

Здесь есть долговременный тренд. Страна пережила несколько демографических переводов – до пяти, это глубочайшие демографические кризисы. И 90-е годы были таким демографическим переходом, когда страна просто вымирала. Можно сказать, что в благополучные 2000-е годы ситуация изменилась? Были текущие изменения. Но они не изменили тренда на ухудшение демографической ситуации и на кризисные явления в системе трудовых ресурсов.