2018-09-21T18:18:05+03:00
8

Эй, ромалэ! Действительно ли цыгане владеют гипнозом, воруют детей и умеют гадать

Эй, ромалэ! Действительно ли цыгане владеют гипнозом, воруют детей и умеют гадатьЭй, ромалэ! Действительно ли цыгане владеют гипнозом, воруют детей и умеют гадать

Разбираемся вместе с этнографом, директором Музея кочевой культуры Константином Куксиным

Эй, ромалэ! Действительно ли цыгане владеют гипнозом, воруют детей и умеют гадать

00:00
00:00

Баченина:

- Здравствуйте, дорогие друзья. У микрофона Мария Баченина. В гостях у нас Константин Куксин – этнограф, путешественник, директор Музея кочевой культуры, действительный член Русского географического общества. Я попросила Константина поделиться своими знаниями и впечатлениями не о конкретных персонах, а, может быть, мы даже открываем серию «Народы».

Константин, я слышала о том, как вы тепло относитесь к цыганам. Действительно любимый ваш народ?

Куксин:

- У меня нет прям совсем любимого народа, потому что все народы прекрасны.

Баченина:

- А за что тогда теплое отношение к цыганам?

Куксин:

- Возможно, из-за обманутых ожиданий. Когда я впервые ехал к цыганам в экспедицию в Румынию, я все деньги положил на карточку, карточку зашил под рубашку, и знал, что я вернусь без копейки все равно. Потому что о цыганах создано множество мифов, и мифы негативные. И настолько хорошо нас принимали в таборах, насколько было классно с цыганами жить, что я искренне полюбил этот народ.

Баченина:

- Вы выбрали Румынию. А почему выехали из нашей страны? Разве у нас таборов нет? Вам наших таборов мало было?

Куксин:

- Нет, наших таборов достаточно, но для того, чтобы провести исследование сохранившейся классической цыганской культуры, конечно, это Румыния. Это цыганская страна, там 40% населения цыгане.

Баченина:

- А как вы с ними договорились? Вот прихожу я в чужой дом, стучу к вам в дверь и говорю: «Константин, я у вас поживу?»

Куксин:

- Мы так и делаем. У нас музей получил название экспедиции «им. ПрИжИвальского». Мы приезжаем – и приживаемся у кого-нибудь. Задача – быть немножко обаятельным, чтобы сразу не выгнали. Но с цыганами было сложно. Потому что цыгане же не знают, что за человек, может, он проверяющий. Многие живут нелегально, таборы стоят вдоль дорог или прячутся в лесах. Многие занимаются не совсем легальным бизнесом. И вдруг я проверяю? Они вначале настороженно встречают. И задача была – показать, что ты обычный человек.

Баченина:

- А как можно стать своим для цыган? В какой момент вы понимаете, что все переломилось, и я стал своим?

Куксин:

- Ну, например, в первый табор нас привезла знакомая, она цыгановед сама.

Баченина:

- А есть такие?

Куксин:

- Есть такая профессия – цыгановед. Есть монголоведы, есть цыгановеды. Она антрополог, с ними работала и привезла нас. Но все равно. Да, мы ее знакомые, а стали относиться, как к своим, после дня работы.

Баченина:

- Вашей работы?

Куксин:

- Нашей работы с цыганами. Наши сотрудницы остались в таборе, пошли попрошайничать, а мы с мужиками на лошадях поехали лес валить.

Баченина:

- Это и есть нелегальный бизнес?

Куксин:

- Он не совсем нелегальный. Там не все налоги уплачиваются. Но большие машины не могут пройти в лес (они просто лес попортят), а цыгане на лошадях приходят и частичную вырубку проводят. И мы на лошадях вывозили эти бревна, складывали на обочине дороги. Потому что лошадь пройдет, машина – нет. Я помню, я и два цыгана сделали 13 кубометров за день.

Баченина:

- Это много?

Куксин:

- 13 кубометров – это напиленных буковых и грабовых бревен сложенных (длина – 1 метр) 13 кубиков.

Баченина:

- Я думала, в Румынии только осиновые колы производят.

Куксин:

- Нет, Румыния этим славится. Граф Дракула – это наше все, как они говорят. В пересчете лей на наши деньги за кубометр мы получили 70 рублей.

Баченина:

- Что же это за насмешка?

Куксин:

- Я в городе пошел в ресторан и стал всё считать кубиками: вот это блюдо стоит 5 кубиков, это вообще 10 кубиков. И я понял, как тяжело цыгане зарабатывают на жизнь. Это тяжелая работа. И под конец рабочего дня у меня руки уже отваливались. Жара, в лесу, бензопилами. Это опасно к тому же еще – в горах лес валить. Мы эти бревна укладываем, я говорю: «Мужики, а давайте не будем так ровно укладывать, давайте сложим криво, тогда приедут они замерять, кубометр получится, а мы больше кубиков положим». Цыгане на меня смотрят и говорят: «Это что же, получается, мы людей обманем?» И мне стало так стыдно, что я предложил цыганам обманывать людей. Они говорят: «Если мы так сделаем, нас больше никто на работу не позовет. Для нас это единственный источник дохода».

Баченина:

- А девчонки, которые отправились попрошайничать, больше вас заработали?

Куксин:

- Вообще у цыган как? Мужчины берут тяжелую работу, делают ее, но это эпизодически, хотя деньги неплохие. А цыганки ходят, погадают, попросят, поболтают. Они вообще выполняют функцию таких психологов общественных. Вот идешь по деревне, стоит цыганка у забора, рядом женщина. Они уже два часа болтают. И цыганки умеют найти подход, утешить, поддержать. Что девчатам давали за это? Немножко муки, всякие куриные потроха (если богатые деревни). И мы готовили эти лепешки прямо в золе костра возле кибитки цыганской.

Баченина:

- Это настоящий табор, как в кино показывают.

Куксин:

- Да. Там ездят по дорогам кибитки, запряженные лошадьми.

Баченина:

- У нас-то на «Гелендвагенах» цыгане ездят.

Куксин:

- Я знаю. Но не все. Есть разные цыгане. Румыния, Болгария, Сербия – такие цыганские регионы, где…

Баченина:

- Такие первобытные, оригинальные.

Куксин:

- Не то что первобытные. Где эта яркая самобытная цыганская культура сохранилась в первозданном виде.

Баченина:

- Они друг другу гадают? И вообще они умеют это делать на самом деле или это просто развод на деньги?

Куксин:

- Конечно, гадают. Был у нас такой случай. Как мы в другой табор вошли в доверие? Я купил гармошку у другого цыгана на базаре. В табор приезжаем – настороженно относятся. Табор раскинулся вдоль железной дороги, 11 палаток. Я сел, давай на гармошке играть песенки. Тут же прибежали цыганские дети. Там их огромное количество, они совершенно неуправляемые. Они меня схватили, как большую игрушку, потащили в табор. Там мужики куют. Я ковать умею. Мы с мужиками куем. Уже подружились - работа сближает. А вечером (вижу, табор небогатый) сели в машину, сгоняли, купили на весь табор еды. Всё. Мы пели, плясали до утра. А задача была – как раз исследовать гадание. Утром просыпаемся в таборе, я к мужикам подхожу: «Ну что, ваши женщины нам погадают?» - «Не можем». – «А кто вчера обещал?» - «Ну, вчера вы были чужие, мы пообещали. А сегодня вы уже свои, своим мы не гадаем». – «А слово кто давал?» - «Слово дали». Они сели в машину, привезли гадалку из другого табора.

Баченина:

- Настоящую, которая не обманет?

Куксин:

- Настоящую. У них тоже настоящие, но своим нельзя гадать. Потому что гадание подразумевает некую махинацию все равно. Привезли старуху из другого табора, и она нам гадала. Это было классно.

Баченина:

- На чем гадала-то?

Куксин:

- Она гадала на ракушке. Гадают на ракушках, на иконке Девы Марии, на камушке, на картах, по руке. Вообще неважно, на чем гадать.

Баченина:

- На руке хотя бы какие-то линии. А как можно по ракушке гадать?

Куксин:

- Это неважно. На чем угодно. Мы с другом уже не пошли. Мы и так целый бюджет спустили до этого в Болгарии на гадания. А девочки пошли. Танюша, девочка такая собранная логичная, у нее губы тряслись, она чуть не плакала. Леночка, она такая наивная девчонка, она просто рыдала в голос, снимала с себя все кольца, серьги, отдавала.

Баченина:

- Это гипноз?

Куксин:

- Разумеется. А потом было самое прикольное. Пошла Майя, она шаманка, училась у шаманки в Туве, в Монголии. И Майя стала ставить против цыганского гипноза шампанские барьеры. Так бедная цыганская старушка аж вздрогнула. Она не понимает – не работает.

Баченина:

- А что это? Это какие-то мыслительные процессы – барьеры?

Куксин:

- Когда ты понимаешь, как это работает… Некоторые шаманские виды практик похожи на это гадание. Бабушку затрясло – у нее впервые в жизни не работает. Я зашел, по-русски говорю: «Майя, поддайся бабуле, ее сейчас хватит удар». Майя поддалась, потом говорит: «Очень похоже». Это легкий гипноз, трансовое состояние. То есть в транс человека вводят.

Баченина:

- Они обладают зачатками гипноза или полноценно, как гипнологи, психотерапевты?

Куксин:

- Это не совсем гипноз в нашем понимании.

Баченина:

- А что это тогда?

Куксин:

- Во-первых, цыганки учатся этому с детства. Ребенка мама таскает с собой везде. Цыганка смотрит на людей. Она выбирает человека, который гипнабельный. Вот мы стоим у трех вокзалов, там разные люди ходят. Вот идет дядька с «дипломатом», морда кирпичом. К нему не подойдут. Или женщина пыхтит с авоськами, у нее куча детей. К такой – тоже. Выбирают других. Вот, допустим, девочка сидит, плачет. Или юноша бледный со взором горящим. Почему работают на вокзалах? В метро больше народа.

Баченина:

- Потому что люди потеряны, вырваны из своей привычной среды.

Куксин:

- Да. У Матроны Московской у нас на Таганке.

Баченина:

- Идут просить что-то у святой.

Куксин:

- Конечно. Человек должен быть готов поверить. Тогда легко. Это НЛП.

Баченина:

- На Пасху я приехала с ребенком в храм. Подходит к машине цыганка и говорит: «Дай денег». А у меня не было наличных денег. Она говорит: «Привези мне вечером одежду для детей». Она уже начинала какую-то свою линию гнуть с какой-то определенной целью или это просто была искренняя просьба?

Куксин:

- Возможно, просьба. Сколько случаев у нас было. Вот девчонку развели, она деньги им отдала, кольца отдала и рыдает. Цыганки давай ее утешать, все ей обратно вернули и еще добавили. Они же тоже люди, бывает и по-человечески.

Баченина:

- Вы рассказывали, что знакомы с одним английским цыганом, который гадал.

Куксин:

- Да. Английские и ирландские цыгане, у них очень красивые кибитки, они даже на цыган не похожи, они светленькие часто. Это первая волна переселенцев, они уже давно смешались с англосаксами. Еще до того, как цыгане заселили Европу, первая волна оказалась в Британии и в Ирландии. Я познакомился в Румынии с цыганом, он взял в жены румынскую цыганку. И он гадал. Вообще обычно у цыган мужчины не гадают. Но он был очень талантливым гадателем. Он гадал на картах. И всегда говорил правду. Все сбывалось.

Баченина:

- На обычных картах или каких-то особенных?

Куксин:

- Главное, чтобы никто не играл этой колодой. Обычные карты. И однажды мне рассказывал. Семья приехала, он им погадал. И выпало, что они все умрут в течение года. И действительно, все 5 человек умерли в течение года. Он мне сказал: «Я взял колоду карт, на которой гадал, бросил в реку и больше никому никогда не гадал».

Баченина:

- Вы сказали, что они беленькие. Насколько я понимаю, цыгане-то из Индии. Откуда беленькие?

Куксин:

- Ассимиляция. Брали в жены цыганок. Они стали светлыми. Это Travellers.

Баченина:

- Путешественники, кочевники?

Куксин:

- Начнем с того, что цыгане себя цыганами не называют.

Баченина:

- А как они себя называют?

Куксин:

- Общее название – рома или ромалы. Это произошло с того периода, когда цыгане жили в Византии. Они вышли из Индии где-то на рубеже V и VI веков н.э. долго двигались, в Х веке оказались в Византии. В Византии их прекрасно встретили. Многие цыгане осели, стали ремесленниками, помогали деревенским. Поскольку они были из низших каст в Индии, они не очень хорошо знали свою ведическую религию, они от нее отказались, приняли православное христианство.

И когда Византия распадалась, цыгане стали бежать оттуда, оказались в Европе, но само название сохранили – рома, ромалы. Это последние византийцы на планете, они себя называют византийцами. И остаются христианами. За исключением небольшой группы, которая вообще не оказалась в Византии. Эти свернули по пути в Среднюю Азию. Их называют люли. Может быть, видели, в Москве сидят такие узбеки и таджики в тюбетейках, в халатах, милостыню просят. Это не узбеки и не таджики. Ни один узбек и таджик не будет просить милостыню. Мужчина будет работать, пусть за 3 копейки на стройке, но не будет попрошайничать. Это цыгане люли. Они внешне похожи на узбеков, таджиков, они взяли их национальную одежду. Их всего 10%. Они мусульмане, остальные христиане.

Баченина:

- Они себя называют не только ромалы, там еще одно название.

Куксин:

- Само название «цыгане» - это от греческого «атцингани». Была такая секта в Греции, занимались тоже гаданиями. И греки решили, что цыгане – просто люди из этой секты. Есть название «джипси» в английском. Когда цыгане добрались до Европы, цыганский барон представился королю Франции, сказал, что мы пришли из далекой страны Малый Египет. Он ее придумал, конечно же. Объяснил, что они такие темненькие, что они были прежде христианами, турки заставили ислам принять, они сейчас во искупление грехов странствуют по миру. Король прослезился, разрешил им странствовать по Европе. Отсюда пошло «джипси» - египтяне. А на Руси их поэтому звали «фараоново племя». Из-за той легенды, которую цыгане рассказали французскому королю.

Баченина:

- Эта легенда откуда вообще известна стала?

Куксин:

- Это французские хронисты записали, как первый табор прибыл в Париж. Причем они сказали, что побывали у Папы Римского, Папа Римский наложил епитимью. И даже документик от Папы Римского предъявили. В Ватикане искали копию, не нашли, разумеется. Они его подделали.

Баченина:

- Мы сейчас говорим о цыганах, которые живут, странствуют в разных уголках света. Известно, сколько цыган в какой-то определенной стране или во всем мире?

Куксин:

- Лишь очень относительно.

Баченина:

- То есть не подтверждено никакой переписью нигде?

Куксин:

- Нет. Потому что кто-то себя записывает цыганом, кто-то вообще говорит, что мы не цыгане. Вообще насчет цыган. Сколько таборов я ни проезжал, цыгане говорят: мы не цыгане, цыгане – воры, ты к ним не езди, они тебя обманут, цыгане плохие. Стоит такой мужик бородатый, чернявый. Ну, цыган вылитый. Ему говорят: а кто же вы? Отвечают: мы – кэлдэрары, мы – ловари, мы – урсари….

Баченина:

- По месту обитания?

Куксин:

- Нет, не по месту обитания. По цыганской профессии. Что сохранили цыгане с индийских времен? Они сохранили кастовую систему. Если мы призовем кастовую систему, сразу все вопросы про цыган исчезают. Скажем, кэлдэрары. Они работают прежде всего с цветным металлом – делают посуду, лудят. Есть копонари, которые режут большие корыта, ложки, работают по дереву. Урсари воспитывали медвежат, ходили с медведями, устраивали медвежьи шоу всевозможные. Ловари – тут непонятно происхождение и название – то ли от «лове» (это по-цыгански деньги), то ли от «ловак» (по-венгерски - лошадь). Это цыгане, которые занимаются лошадьми. Это одна из самых знаменитых и богатых групп цыган. То есть каждая цыганская группа, каждый табор занимается какой-то определенной цыганской профессией. И менять ее нельзя, это кастовая система.

Баченина:

- А можем мы пофантазировать? Если вырастает какой-то парнишка и хочет пойти в институт, университет, что с ним будет?

Куксин:

- Есть цыгане, получившие высшее образование, кандидаты, доктора наук, музыканты, артисты, ученые.

Баченина:

- Они отбиваются от табора?

Куксин:

- Да. Это уже не совсем цыгане. Они очень быстро вписываются в общество. Просто знают, что предки были цыганами.

Баченина:

- А табор их не принимает назад?

Куксин:

- Почему? Примет. Но кто такой цыган? Цыгане удивительный народ. Таких народов я знаю два – цыгане и евреи. Это народы, как мы, этнографы, говорим, живущие без кормящего ландшафта. У монголов есть их монгольская степь, у ненцев – тундра, у русских – поля наши, рожь, пшеница. А цыгане и евреи живут внутри другого общества. Ни в коем случае они не паразиты, они выполняют важнейшие функции, но они живут внутри других народов.

Баченина:

- И ассимилируются?

Куксин:

- И не ассимилируются уже тысячи лет.

Баченина:

- Вы имеете в виду - не растворяются?

Куксин:

- Не растворяются. Понятно, что помогает евреям. То, что они избранный народ, их вера. История евреев известна. С цыганами примерно то же самое. Они говорят: мы цыгане, мы ромалы, все остальные – гаджо. Гаджо – это не цыгане. Цыган цыгана никогда не обманет, цыган цыгану даже ничего продавать не может, он подарить, обменять может, но не продавать. Никакой обман не допускается, иначе тебя из табора выгонят. Но поскольку гаджо плохо относятся к цыганам, то цыганам можно обманывать гаджо, потому что они сами виноваты. Вот такой подход. И если человек уходит из табора, начинает жить, как, скажем, русские живут, его дети будут помнить, что папа – цыган. И не более того. Они растворятся.

Баченина:

- Мы говорим о том, как мы с вами, русские люди, относимся к цыганам. А как во всем мире? Везде же свои стереотипы. Это вы изучали?

Куксин:

- Конечно. История цыган известна, особенно цыган Европы. Благо у нас в наличии есть криминальная хроника за 400 лет. К сожалению, такие документы приходится использовать, работая с цыганами. Цыганам не повезло. Они попали в ловушку, из которой не выбрались до сих пор. Когда Византия распадалась под натиском османской Турции, цыгане стали бежать. Большинство, кстати, осталось в Византии. Но самые авантюрные, самые лихие решились рвануть дальше на запад. Потому что они были знакомы с европейцами. После того как крестоносцы взяли Константинополь, они познакомились с европейцами, узнали психологию европейцев. И на этом сыграли. Они пришли в Европу – как я уже говорил, эта легенда о том, что они из Малого Египта, помогите нам, французский король разрешил 7 лет странствовать и объявил их неподсудным народом: «Ежели цыган преступление совершит, не судить его французским судом, а отдать на суд брату моему герцогу цыганскому Синделу».

Баченина:

- А как Синдел убедил короля, что он тоже король?

Куксин:

- Так письмецо от Папы Римского… Ну, умеют цыгане шоу показать. И в итоге стали цыгане странствовать. Неподсудный народ. Все необходимое получают. Прошло 7 лет, 27, 57, а они всё странствуют, что-то выпрашивают. И если бы среди этой первой волны переселенцев все цыгане были честными людьми, судьба цыган сложилась бы иначе.

Баченина:

- Как?

Куксин:

- Как было на самом деле? Где-нибудь в Париже цыганки танцуют, зеваки смотрят, хлопают. Это честные цыгане-музыканты, одна из самых элитных кастовых групп цыган.

Баченина:

- Артисты – элитная группа?

Куксин:

- Безусловно. Скажем, котляров, которые были чаще гораздо богаче, они называли «кастрюльщики». Хорошо, они выступают. Тем временем другая каста, воры, срезают кошельки. Кончился спектакль – а где деньги? Цыгане. А по лицу будут бить артистов, потому что все цыгане для европейца на одно лицо – чернявые бородатые мужчины, черноглазые женщины, яркие одежды. Стоило цыганам появиться, хоть одному цыгану что-то сделать – все цыгане такие. И вот под этим прессом цыгане находятся до сих пор. И когда из Византии поехала основная волна переселенцев, честные труженики, приезжали в Европу: цыгане – значит воры, обманщики. Они не могли устроиться на работу, их не брали, потому что они цыгане. И честным цыганам приходилось воровать, чтобы выжить. И так вплоть до ХХ века.

Баченина:

- А что сейчас?

Куксин:

- Сейчас то же самое. Стоило одному цыгану попасться с наркотиками – мы знаем, что все цыгане торгуют наркотиками. Но это миф. Цыган и так задерживают, а если он еще с наркотиками попадется… Все цыгане воры, обманщики – это миф. Потому что это очень просто для обывательского сознания. Я музей-то создал, чтобы бороться с этими черными легендами, черными штампами: что монголы опасные и жестокие, чукчи умственно отсталые, цыгане - воры. Это мифы. Есть цыгане-воры, я сам знаю таких, но есть и русские-воры, и все остальные.

Баченина:

- А как устроено их общество – безземельное, безгосударственное?

Куксин:

- Я расскажу анекдот XIX века. Как-то цыгана спросили: а что бы ты сделал, если бы стал царем? Цыган голову почесал, говорит: украл бы 100 рублей и сбежал. Вот и ответ.

Баченина:

- То есть ему не надо быть царем.

Куксин:

- Нет. Никогда даже не было попыток создать государственное образование. Существует миф о цыганском бароне. Что барон – это хозяин, такой пахан. В криминальных группах цыган так и есть, как в любой криминальной группе. Как стать бароном? Допустим, нужно нашему табору из Кишинева в Москву переехать. Я пошел, договорился с начальником поезда, сказал, что мы не будем облапошивать народ, девочки будут убираться в вагонах. Ладно, мы приехали в Москву. Проблемы с полицией. Я подошел, говорю: товарищ старший лейтенант, мы честные люди, мы сейчас в Подмосковье поселимся, воровать не будем. Короче, если я решаю все проблемы табора, люди приедут, спросят: «Кто у вас старший?» - «Вон Константин старший».

Баченина:

- Вы такой гонец, потому что вы самый коммуникабельный.

Куксин:

- Кто берет на себя ответственность, его и считают бароном. И если барон вдруг поступает нечестно, нехорошо, табор говорит: ты не люб нам, барон, - и уходят, остается барон без табора. Но даже барон не принимает важных решений. Важнейшие решения табора принимает крис. Крис – это сходка всех цыган (взрослые мужчины и пожилые женщины). И то, что решил крис, это закон даже для барона. То есть абсолютной властью барон не обладает.

Баченина:

- Что они там решают – остаться им на месте или уехать? А что еще?

Куксин:

- Прежде всего, они решают проблемы с властью. Что-то случилось – как выйти из ситуации. Говоря о русских цыганах… Я в Костромской губернии (там домик у родителей) застал еще кочующих цыган. Пока деревня была жива, цыгане кочевали. Цыгане не могут в нашем климате жить без деревенских. Мало кто знает, что русские цыгане жили в русских избах, в палатке они бы померли в первую зиму у нас. И русские деревенские охотно пускали цыган на постой. Во-первых, весело. Во-вторых, мужики мастеровитые. В-третьих, это лошади, это удобрение. Еще в деревне дрались, кто цыган к себе примет. Свою деревню цыгане не трогали. А учитывая, что одна русская деревня ходила бить другую русскую деревню, это любимая забава была, то наши цыгане ходили в соседнюю деревню погадать, пообманывать. И пока деревня была жива, цыгане были живы. Я застал таборы с кибитками, которые ездили, все было хорошо. Пока не случилась ужасная история. Один москвич снимал там домик. Он был пьяный. Цыганенок прибежал, начал попрошайничать. Он его стал ружьем пугать, а ружье выстрелило. И он тяжело ранил цыганенка. Что там было! Там бабушки, которые цыган давно знали, они насилу табор успокоили. Собрался крис, и все цыгане решали: сжечь деревню дотла или нет. Бабушки говорили, что это не местный, что он москвич, он чужой. Говорят: все равно, вы разрешили ему здесь жить, это ваша деревня, мы вас столько лет знаем, а вы вот так стреляете в людей. В итоге пришлось откупиться и этому человеку, чтобы дело не пошло, и врачам, когда лечили. Мальчик, к счастью, выжил. Но цыгане могли спалить деревню. И это при мне происходило.

Баченина:

- Это действительно самый край. Потому что цыгане не убивают.

Куксин:

- Конечно. Мы имеем криминальную хронику за 400 лет. Убийство, если только случайно, и то пара случаев. Мошенничество, воровство – это нормально. Это идет еще с индийских времен, что убьешь – карму испортишь.

Баченина:

- Но и проституции там нет.

Куксин:

- Цыганки самые целомудренные женщины на свете. Неизвестно ни одного случая в истории, чтобы цыганка стала проституткой. Другого такого народа назвать просто не могу.

Баченина:

- Причина в том, что их замуж рано отдают?

Куксин:

- Нет. Цыгане просто подвинуты на невинности девушки. Для них это всё, это самое главное. Поэтому очень ранние браки. Буквально в 11 лет девочку привозят и отдают мальчику. У меня друг – болгарский цыган рассказывал историю: «Я пацанами в футбол гонял, мне лет 12 было, отец подходит и говорит: «Пошли, я тебе невесту привез». Ну, мы с ней в игрушки играли, пока не выросли». То есть отец девочки говорит: мы вам ребенка отдаем, она невинна, дальше вы за нее отвечаете.

Баченина:

- Вы только что упомянули про крис и сказали: собираются мужчины и пожилые женщины. Каков статус женщины, и какова роль женщины, и какой возраст тут играет роль?

Куксин:

- Статус женщины у цыган зависит от возраста женщины и от того, сколько у нее детей. Цыгане платят большой выкуп за невесту.

Баченина:

- Отец жениха, когда привозят 11-летнюю девочку?

Куксин:

- Отец жениха платит выкуп. Все это обговаривается. Но семья девушки дает приданое. Причем приданое должно по цене соответствовать выкупу.

Баченина:

- И надо им напрягаться, когда дашь на дашь?

Куксин:

- Это очень важно. Если приданое будет маленьким, то семья жениха может решить, что они просто купили эту женщину, и ее положение будет незавидным. А если при всех, прилюдно передали огромное приданое, то, получается, они на равных. Это очень важно. Бывает, цыганская семья разоряется после свадьбы.

Баченина:

- А что у них ценится в приданом? В славянском представлении, что давали девушке? Белье, принадлежности для шитья, постельное белье. Утварь, чтобы быт она вела. А тут что? У монголов шубы. А у цыган что?

Куксин:

- Цыгане больше всего любят золото. Объясняю почему. Вы всегда в дороге. Монголы могли вложиться в скот, русские – в недвижимость. А цыгане во что могли вложиться? В драгметалл. И потом табор был беззащитным. Могли прийти полиция, жандармы, забрать в тюрьму. Они были вне закона во всех странах. А попробуй с цыганки ее монисто сними. Глаза выцарапает. И до сих пор в полиции предпочитают не связываться. Поэтому всё носили на себе. На всякий случай.

Баченина:

- Как и мусульманские женщины. Потому что с ними могут быстро развестись, и они на себе килограммы носят.

Куксин:

- Да, похоже.

Баченина:

- Мы рассказали, как отдают замуж. А из-за чего женщина приобретает более весомый статус?

Куксин:

- Пока она молодуха, молодая жена, статус ее невысокий. Она все в таборе делает, шуршит, выполняет приказы и мужчин, и старших женщин. Родила сына…

Баченина:

- А если дочку?

- Куксин:

- Дочка – не очень хорошо. Лучше мальчика. Потому что мальчик – это счастье, это будущая защита, опора. Как только у нее сын подрастает, он уже маму в обиду не даст. Мальчишкам позволяется все. Я бы своих детей убил за то, что творят маленькие цыгане.

Баченина:

- А что они такое творят, за что бы вы убили?

Куксин:

- А вы не видели, как они в метро себя ведут?

Баченина:

- Воля вольная.

Куксин:

- Маленькие, наглые. Мальчишкам дозволено все. Девочки скромные, целомудренные.

Баченина:

- Девочки очень нарядные.

Куксин:

- Знаете, как цыгане говорят? Грязный ребенок – счастливый ребенок.

Баченина:

- Константин, а почему вас вообще к цыганам потянуло?

Куксин:

- Потому что как только я создал музей кочевой культуры, все стали спрашивать: а где цыгане? У нас же ассоциация: за цыганской звездой кочевой… Что кочевники – это цыгане. Скажу как антрополог: как раз цыгане – не совсем кочевники. Классические кочевники – это скотоводы. Они разводят домашних животных и перемещаются с пастбища на пастбище. А кого цыгане разводят?

Баченина:

- Коней.

Куксин:

- Оседлых соседей цыгане разводят обычно.

Баченина:

- А я думала, потому что у вас прадед цыган.

Куксин:

- Я еще про это не знал. Просто меня замучили: где цыгане? И мы решили показать этот яркий, красивый народ. Я потом думал. Вот я живу в таборе. Если бы мне предложили оставить город, с каким народом я стал бы жить и кочевать? С цыганами. Потому что все остальные… Монголы привязаны к своим овцам, пастбищам, ненцы – к своим оленям. А цыгане сидят у костра: «Куда завтра? А давай туда, давно там не бывали». И лишь когда я долго жил с цыганами, изучил их культуру, я узнал, что у меня прадед цыган. Папа неожиданно рассказал, что прадедушка – цыган. Я говорю: «Папа, а почему ты раньше молчал?» Я был уверен, что моя бабушка Лидия Яковлевна еврейка. Маленькая, черненькая, все время гадала, крутила зеркала, блюдца, вызывала каких-то призраков. А оказалось, что она наполовину цыганка.

История фантастическая. Мой прадед Яков кочевал с табором по Новгородчине, был музыкантом-скрипачом. И вот прибыли к одному барину, а у того был театр, где крепостные выступали. И там была очаровательная крестьянская актриса, в которую без памяти влюбился цыган Яков. Он ради нее бросил табор, пошел к этому барину и остался там жить. У них было 13 детей, шестеро выжило. Одна из них – моя бабушка. Когда во время Гражданской войны умерла прабабушка Маша, то он не пережил ее смерть. Он так ее любил, он рыдал и через год тоже умер. И старший сын Павел собрал всех (как у цыган принято, своих не бросают), нашел всех по детским домам и опекал их.

Баченина:

- История, с одной стороны, романтическая, с другой – суровая.

Куксин:

- Как все истории о цыганах. В этом суть цыганской истории.

Баченина:

- Похороны и свадьбы. Это невозможно обойти стороной. Я даже не знаю, что пышнее и помпезнее.

Куксин:

- Я тоже не знаю. Как я уже говорил, свадьба – это что-то. Бывало на Руси, когда цыгане играли свадьбу, они покупали бочку самогона и ездили по русским деревням, напаивали народ, чтобы все веселились. Сейчас цыганская свадьба – там тратятся миллионы рублей. Это огромный зал, сотни гостей.

Баченина:

- Помните ролик, который обошел весь интернет? Год назад это было. Невесту и жениха осыпают долларами. И там их такое количество.

Куксин:

- Чтобы никто не сказал, что у нас хуже, чем у соседей.

Баченина:

- То есть так важно мнение людей?

Куксин:

- Да. Помолвку делают: вот у вас девочка, у нас мальчик, мы приезжаем в гости, договорились. К свадьбе готовятся заранее. Вот была богатая семья. Свадьбу сыграли – потом есть нечего, живут в маленькой кибитке где-нибудь. Зато свадьба отгуляла так, что все будут много лет вспоминать.

Баченина:

- У меня такое ощущение, что у меня в роду тоже были цыгане. Я поступаю похожим образом.

Куксин:

- Один раз живем, один раз любим, - говорят цыгане. Всё спускают. Это феерия.

Баченина:

- Меня поражает их красочность, яркость и в то же время китчевость. А они увлекаются модой, может быть, у них какая-то своя мода?

Куксин:

- Своя мода, безусловно, есть. И в разных цыганских группах своя мода. Скажем, нет цыганского костюма. Потому что каждая цыганская группа жила среди другого народа. Скажем, живут цыгане среди русских. Что-то выпросили, что-то купили. Я что, скажу: ну-ка, жена, перешей мне портки, чтобы на цыганские были похожи? Нет. В XIX веке кэлдэрары, самые известные цыгане румынские, стали самыми богатыми, поехали по миру. Русские цыгане смотрят на румынских, говорят: вот это настоящие цыгане, они нашу культуру сохранили. И стали все цыгане переодеваться – красные яркие рубахи, черные жилетки, широкополые шляпы. А потом литература, а главное, кинематограф это закрепили. И появился такой цыганский костюм – румынский. А второй – это испанский, конечно же. Испания и южная Франция, фламенко и пр.

Баченина:

- А про похороны?

Куксин:

- Когда приходишь на цыганское кладбище (иногда они хоронят на общих кладбищах, иногда есть отдельные цыганские места), это что-то. Это как свадьба. Это китч. И показать, что похоронили мы его так, что никто не скажет, что беднее, чем соседа. То, что сэкономили на свадьбе, потратят точно на похороны, чтобы совсем разориться. Ну, не умеют цыгане бизнес вести. Украл 100 рублей и сбежал – всё. Когда одного знатного цыгана хоронили в Болгарии, выкопали огромный котлован. Туда заехал Jeep Cherokee его любимый целиком. Поставили целый офис, где он работал. И там его, в этом офисе, рядом с джипом и похоронили. Потом все это зарыли землей, возвели огромный гранитный монумент, где на граните гравировкой были сделаны все фазы его жизни: вот он еще молодой цыган, вот здесь он впервые заработал…

Баченина:

- Это привет Египту.

Куксин:

- Конечно, как фараона хоронили. И самое главное, когда цыгане идут на кладбище, они рыдают, царапают лица, просто убиваются. Обратно идут – музыка, смеются, пьют, на скрипках играют.

Баченина:

- Они же непьющий народ.

Куксин:

- Даже враги цыган говорили: народ непьющий. Но вы будете на свадьбе цыганской – столы ломятся от алкоголя, на похоронах то же самое. При этом всегда дежурят два молодых цыгана, которые вообще не пьют на празднике. Если кто-то осоловел – под белы ручки, спать. Увидеть навеселе можно, а вот так, чтобы человек напился – это будет позор для всей семьи. То есть вдрызг пьяного вы не увидите. За этим следят.

Баченина:

- Вообще со всем этим шиком цыганским как-то совершенно не вяжется попрошайничество.

Куксин:

- Я был в Румынии в цыганской деревне, где огромные особняки. Что меня поразило? Один цыган (у него был бизнес) сел в тюрьму. Вышел, снова разбогател. И он отгрохал себе особняк в виде городского здания суда. Это черный мрамор, колонны, Фемида на крыше. А внутри он с друзьями гуляет. Но когда я зашел в гости в эти особняки, я понял, что это тоже китч. Во-первых, перекрытия бетонные, по ним ходить страшно на 5-м этаже, там 4 сантиметра. Главное – фасад.

Баченина:

- То есть внутри – голь перекатная?

Куксин:

- Внутри огромный зал в центре, чтобы село 500 человек, а живут они в маленькой комнатушке. Из этого огромного особняка, где белый «Лексус» припаркован, выходит босая цыганка и идет попрошайничать на базар. Зачем? Кастовая система. Она обязана это делать, чтобы оставаться цыганкой.

Баченина:

- А из этих низших каст они имеют право на такие роскошные машины?

Куксин:

- Что значит низшие касты? Цыгане относились к разным кастам, кроме самых высоких. Это не неприкасаемые, конечно же. Понятно, что ни один раджа не пустил бы музыканта неприкасаемого к себе во дворец.

Баченина:

- То есть самая высшая – это артисты?

Куксин:

- Это они себя считают. Артисты все время занимали привилегированное положение. Ну а большинство цыган – это мастера. 90% цыган по статистике – это честные труженики, работают с металлом, с деревом, плетут корзинки и этим зарабатывают. Ну а женщины гадают, попрошайничают. Потому что, как цыгане объясняют, сам Господь велел им так жить.

Баченина:

- Я знаю, как они любят детей, все им позволяют. А сколько у современных цыган детей в семье, так же много, как и было?

Куксин:

- Да, так же много. Если цыгане живут в таборе, дети - это главное богатство.

Баченина:

- Значит, все будет в порядке, и цыгане никуда не исчезнут.

8

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ