2016-09-27T22:21:06+03:00
2

Андрей Бурковский и Аделина Сотникова устроят «Ледниковый период»

Наставник «Ледникового периода» Илья Авербух рассказал Радио «Комсомольская правда», что мы увидим в новом сезоне телепроектаНаставник «Ледникового периода» Илья Авербух рассказал Радио «Комсомольская правда», что мы увидим в новом сезоне телепроектаФото: Иван МАКЕЕВ

Наставник самого долгоживущего ледового шоу Илья Авербух рассказал Радио «Комсомольская правда», что мы увидим в новом сезоне телепроекта [аудио]

В новом сезоне «Ледникового периода» мы увидим Андрея Бурковского и Аделину Сотникову

00:00
00:00

Уже в эту субботу, 1 октября, мы увидим в эфире Первого канала новый сезон «Ледникового периода». Какие спортсмены и звезды будут соревноваться в этот раз, кто будет тренировать и судить, Радио «Комсомольская правда» рассказал продюсер и наставник этого проекта Илья Авербух.

Садков:

- К нам в гости пришел великий спортсмен, потрясающий хореограф, человек, который подарил нам проект «Ледниковый период» Илья Авербух.

Авербух:

- Здравствуйте.

Садков:

- Повод есть. И он потрясающий. «Ледниковый период» возвращается. Оказалось, это уже восьмой «Ледниковый период». Честно говоря, для телевизионного проекта такого масштаба, наверное, это очень много.

Авербух:

- Бесспорно, это такой проект-долгожитель. Наверное, только в Великобритании этот проект имеет такую же долгую жизнь. Даже, думаю, дольше. Потому что они чуть раньше стартовали. В других странах проект зажигался, вспыхивал, аналогичные проекты проходили во многих странах, два-три сезона – и…

Садков:

- И фигуристы заканчивались.

Авербух:

- Даже не фигуристы заканчивались. Просто подход к проекту несколько другой. Все-таки мы сделали это большой частью своей жизни, вложив туда весь свой опыт, все свои умения и все свое желание. Отдав все свое личное пространство тому, чтобы каждый раз удивлять. И зрители это чувствуют. Практически в других проектах весь эффект был на том, что вот, посмотрите, даже как человек не умеет кататься. В этом даже интерес. Как он упал. Чем известнее человек… и дальше мы за этим следим. Как он ковыляет по льду. И зрителю это быстро надоедает. Некое шоу – приходит, удивляется, обсуждает, смеется. Но видит, что никуда это не развивается. В этом есть определенный тупик. Ну сколько можно смотреть, как человек упал, встал, опять упал. Думаю, отчасти ведь в России стартовало два проекта, на двух каналах.

Садков:

- Помнится, даже одновременно в какой-то момент.

Авербух:

- Была определенная конкуренция. И это очень нас подстегнуло. Другой проект был вынужден развиваться по другой системе. Потому что это была, есть такое телевизионное слово «калька», то есть это проект, который целиком и полностью выстраивается теми, кто придумал этот проект. А проект придуман не мной. И многие спутали это. Проект как раз придуман в Великобритании, несколькими компаниями одновременно. И так получилось, что Первый канал приобрел лицензию у одной компании, а канал «Россия» приобрел у другой. Но у нас получилось, мы могли абсолютно импровизировать и трактовать проект так, как мы его видим. И впоследствии, когда родился «Ледниковый период», я придумал тогда очень много новшеств, которые практически увели проект из-под этого ощущения кальки. А другой проект развивался именно по четким канонам.

Садков:

- По библии.

Авербух:

- Наверное, здесь прямая история, когда вот оно, соперничество. И для меня, конечно, это было тоже важно. Мы соперничали, по-доброму, каналами. И то, что проект остался на Первом – это замечательно. И для нас это тоже такая важная история.

Садков:

- Если покупают лицензию, нельзя вводить новшества. Нет?

Авербух:

- Там был некий хитрый момент. В Великобритании две компании практически одновременно вышли с предложением этого проекта. Одни сняли только пилот, вторые запустили это сразу в историю и продали. Вы правы, если ты покупаешь права, ты должен делать все в точности – от декораций, от ведущего.

Садков:

- Как мы сейчас видим в «Голосе». Он во всех странах одинаковый.

Авербух:

- Да. Это такие проекты. Там уже суть внутренней начинки – найти талантливых людей, большая работа ведется. А так, конечно, это все по канонам делается. У нас была возможность, так как этот проект был только залицензирован, но не вышел в эфир, то была возможность большой свободы. Когда уже «Ледниковый период» появился, это вообще абсолютно наш проект. Сейчас во многих проектах используется и потом использовалась эта идея – команды, за каждым идут. Даже до «Голоса», там тоже каждый набирает себе свою команду. Я думаю, видимо, эта идея пришла нам раньше.

Садков:

- Идея командного соревнования.

Авербух:

- Когда была создана история, что есть команда Саши Жулина, есть команда моя, и мы вот так вышли в командную такую борьбу, его пары, он готовит свои пары, я готовлю свои пары, как наставники, мы соревнуемся. Эта идея была главной у «Ледникового периода» - соперничаем как тренеры между собой. Наши ученики соперничают. Мы теряем участников. Этот формат был предложен. Потом он часто использовался в других проектах. Но это точно придумано здесь.

Садков:

- Именно это соревнование добавляло интерес.

Авербух:

- Конечно. Потому что первый проект «Звезды на льду» - там был я единственный тренер. И в английском варианте всегда есть некий один тренер, в английской версии это Джейн Торвилл и Кристофер Дин, которые ведут все пары. И вот они соревнуются. Когда появилась эта тренерская история, еще борьба, командная борьба, это, конечно, ввело очень много драматизма в программу.

Садков:

- В этом сезоне что вы приготовили нового? Будут ли изменения в правилах?

Авербух:

- Восьмой сезон «Ледникового периода». А вообще 11 телепроектов я сделал как продюсер. И это достаточно большой срок. Причем проектов не разовых, а которые растягиваются.

Садков:

- Такие большие проекты на Первом канале.

Авербух:

- Которые занимают прайм-тайм, вечерние проекты. Сейчас мы выходим в субботу – это тоже очень важно, такая позиция очень сложная. В это время каждый из каналов выставляет свой лучший продукт. Это конкурирумое время. Поэтому все очень волнительно и очень ответственно. И большое доверие оказано. Не имеем права подвести. Проект все время менялся. В нем появлялись, как я говорил, сначала появились «Звезды на льду» первый раз, когда был единственный тренер. Потом радикальное изменение – две «ледниковые» команды. В третий сезон мы для уравнивания ситуации, больше историй, стали ротировать команды. Тренер мог себя проявить с любой из пар, а не только с теми, которые ему достались. Четвертый сезон был – у него было свое обаяние того, что в нем собрались все самые лучшие за три предыдущих сезона. После этого был проект «Лед и пламень», где ребята соревновались и на коньках, и на полу. И все это тоже было. Каждый раз проект видоизменялся.

Садков:

- Сейчас вы шахматы добавили?

Авербух:

- Конечно, в какой-то момент, когда нарастает эта конструкция, когда оглядываешься назад, понимаешь, что иногда хочется просто чистоты и классики. Я думаю, так как два года телепроекта «Ледниковый период» не было, потому что и сами морально уже устали, эмоционально, вернее, и было ощущение уже пустоты, что уже в этом жанре достаточно много сказано. Телезрители, я думаю, тоже все-таки уже чуть пресытились этим зрелищем. Поэтому, я думаю, этот перерыв должен, надеюсь, пойти и нам, и зрителю на пользу. Тут такая палка о двух концах. Тут вариант – или по нам соскучились, или о нас забыли и не хотят вспоминать. Об этом мы узнаем совсем скоро. Потому что рейтинги – это безжалостная история. Она не жалеет никого. Здесь только цифры. И все эмоции остаются за кадром. А телевидение живет по законам именно рейтинга и цифр, которые получает тот или иной проект. Это жестко, но справедливо.

Садков:

- То есть мы увидим классический «Ледниковый период»?

Авербух:

- Да. Потому что основное – это все равно та начинка, те люди, которые принимают участие.

Садков:

- Две девочки, которые покорили весь мир в 2014 году, а в России просто стали культовыми персонажами, это Аделина Сотникова и Юлия Липницкая. Кто-то из них предполагается в вашем проекте?

Авербух:

- Тут очень важная история, бесспорно, очень много различных составляющих, могу сказать, что не только в этом можно искать интригу. На олимпиаде в Сочи выступили все достойно.

Садков:

- Да, это правда.

Авербух:

- И сочинских олимпийцев у нас достаточно, чтобы удивлять.

Садков:

- Не ошибемся, если скажем, что участники сочинской олимпиады – чемпионы будут в вашем проекте.

Авербух:

- Тут тоже все должно быть органично. Спорт – это очень важная вещь. Это всегда стоит в приоритете для каждого. Я бы не хотел, чтобы у зрителей возникали мысли, что спортсмены выбирают между пахотой, спортом – шоу-бизнес. Все равно это шоу. Это не так. Просто у спортсменов, тех, которые хотят продолжать, есть определенные жизненные ситуации, так или иначе складываются. Не надо все время думать... какие-то истории. Здесь нужно ребят поддерживать. И всесторонне смотреть и следить за их талантом. Поверьте, проект «Ледниковый период» интересен еще и тем, что он именно с актерской точки зрения, с эмоциональной точки зрения, с творческой очень сильно раскрывает и фигуристов. Потому что, с одной стороны, они учат кататься на коньках тех, кто практически на них не стоял. А с другой стороны, очень много берут от тех людей другой профессии, которые раскрывают их как личность. Раскрывают их артистические способности. Я уверен, что, получив их, совсем по-другому они будут кататься снова на соревнованиях. Совсем другое восприятие жеста, совсем другое понятие, для чего они делают то или иное движение. То, чем, в принципе, страдает любительское фигурное катание, где в приоритете есть всегда элемент, прыжок, вращение, дорожка шагов. Но если еще к этому добавить понимание и ощущение, это будет уже действительно высокий уровень, не просто еще раз чемпион, а чемпион навсегда.

Садков:

- Если бы вы в момент вашей карьеры участвовали в подобном проекте, вам бы это помогло?

Авербух:

- Сложно сказать. Конечно, «Ледниковый период»… когда ты готовишься к сезону, конечно, любые отвлекающие истории, любые шоу тебя все равно отвлекают. Поэтому ты должен для себя решить – этот сезон твой, или какая-то часть сезона. Конечно, вот такое прямое совмещение, думаю, невозможно. Но если ты выделил эту часть сезона, у тебя там есть определенное время, тебе по разным причинам есть определенные рекомендации эту часть сезона пропустить, то я уверен, что, пройдя «Ледниковый период», в общем-то, он будет длиться три с половиной месяца, потом ты по-другому будешь кататься, когда ты вернешься к тренировкам рабочим.

Садков:

- Нельзя не спросить про артистический состав. У меня есть ощущение, что всех артистов вы уже перебрали, которые худо-бедно знают, что такое коньки. Тяжело было набрать добровольцев?

Садков:

- Естественно, что охота за медийными лицами занимает большую часть подготовки шоу «Ледниковый период». Конечно, это очень важно, чтобы зрители видели на льду именно тех, кого они уже хорошо знают, любят в другой профессии, в их основной профессии. Я вам скажу, что здесь есть несколько планов. С одной стороны, мы бегаем все за топ, топ, топ. С другой стороны, так получилось, что таких проектов тоже достаточно много. Я имею в виду, не только где катаются на коньках, и танцуют на паркете у нас уже давно, и без страховки летают, и с дельфинами плавают, и с вышки прыгают. Когда мы выходили, была эксклюзивность. Звезда что-то пробует новое. Сейчас эксклюзивность немножко ушла. Потому что очень многие попробовали себя в цирке. Проектов со звездами было достаточно много.

Садков:

- Даже до дельфинов дело дошло.

Авербух:

- Здесь мне приятно, что очень много участников, которые принимают участие в проекте, еще не все, но многие очень были не задействованы в проектах, где они со звездой. Действительно, мне кажется, только один участник принимал участие в других проектах. Мне кажется, что в этом есть свое очарование. И раскрытие новых лиц тоже очень большая составляющая. Но это не то, что мы никогда… люди, которые выйдут, вы их никогда не узнаете. Вы их всех прекрасно знаете.

Садков:

- В ближайшем выпуске журнала «Телепрограмма» появится путеводитель по проекту, где мы почти всех участников представляем. Мы оговариваемся, что возможны изменения. Но я вам скажу, что всех этих артистов мы знаем.

Авербух:

- Конечно. Просто мне приятно, что у нас есть вот такие артисты на любой вкус. Я уверен, что многие найдут себе любимую пару. Потому что кто-то тяготеет к актерскому катанию. Тут я уверен, что актрисы категории «А», не знаю, есть ли у нас в России такие категории, но естественно, что Дарья Мороз является именно такого уровня актрисой. И ее участие в проекте – это бесспорное его украшение. Даниил Спиваковский – труженик с огромной буквы, талантливейший человек. Уверен, что у него фильмография больше 150 фильмов. Увидеть его на коньках – это большой подарок. Или Екатерина Варнава, всегда бегала от всех проектов. Не знаю, как нам удалось ее уговорить. Плюс она достаточно высокая женщина.

Садков:

- Она же танцами занималась.

Авербух:

- Да, занималась. Она очень эмоциональная. И я уверен, что это будет такой эмоциональный адреналиновый вброс с экранов для каждого, кто будет смотреть наш проект. Опять же, Евгения Крегжде – ведущая актриса Вахтанговского театра. Несколько в другой атмосфере. Атмосфера такая театральная, камерная. Уверен, что ребята очень ярко себя проявят. Или Анжелика Каширина, которая просто как бурлеск такой на льду, горит эмоциями. И это я вам назвал только четверых участников, а увидите вы, конечно, гораздо больше. 16 пар участников. Это огромная большая работа, которая каждому из нас предстоит. Я обычно ухожу от упоминания участников, чтобы никого не обидеть. Иначе надо про всех говорить.

Садков:

- Так мы не против.

Авербух:

- Андрей Бурковский, который, я уверен, откроется не только как большой комедийный актер, а именно как большой драматический актер. И сейчас он работает, сотрудничает в Театре Табакова. И для меня было лестно, что он, волнуясь, подошел к Олегу Павловичу и спросил: возможно ли совмещение с телевизионным проектом? Мы знаем, что иногда театральные относятся к телевидению типа: у нас большое искусство, а здесь что-то такое. И Олег Павлович сказал: «На коньки пущу». Иди, катайся. Для Андрюши это такое благословение. И для меня то, что он мне передал, это тоже большое подспорье эмоциональное. Говорю спасибо. Галина Волчек обожает наш проект, очень часто приходит. Это очень важная для меня составляющая – держать уровень и планку проекта, что он вызывает такое ощущение, что в этом есть еще и большое творческое начало. Понятно, что телевидение, как бы мы этого ни хотели, говорить только о высоком, задача телевидения – развлекать. И мы должны развлекать телезрителя в субботу вечером, он должен улыбаться, получать удовольствие, а не наблюдать за тем, как мы самовыражаемся, говоря каким-то глубоким языком. И здесь должна быть найдена грань между уровнем развлечения, которое мы даем телезрителю.

Садков:

- Состав очень интересный. Очень широкая палитра. Ясно, что для профессионалов, которые выступают в вашем проекте, говорить о титуле победителя шоу «Ледниковый период» немножко смешно. Потому что там чемпионаты мира, Европы, олимпийские игры, абсолютно все титулы, которые только возможны, у ребят есть. Тем не менее, есть же какой-то самый титулованный фигурист или фигуристка, которые чаще всех выигрывали «Ледниковый период»?

Авербух:

- Нет у нас такого титулованного. У нас есть история. Был проект – Татьяна Навка выиграла дважды, с Маратом Башаровым и с Алексеем Воробьевым. Дважды выиграл и Роман Костомаров. Он выиграл с Чулпан Хаматовой и с Юлей Ковальчук. Дважды выиграла Оксана Домнина. Последний раз с Ваней Скобревым. И один раз выиграла проекта Катя Гордеева. Но она один раз всего в нем и участвовала. К сожалению для меня. Просто потому, что она живет в США, ей тяжело. Это тоже было бесспорным украшением. Получается, что у нас три человека по два раза выигрывали. И один раз Катя. Также был проект «Кубок профессионалов», где не принимали участие звезды. И там катались только фигуристы. И мы определяли лучшего партнера мальчика и лучшую партнершу девочку. И вот здесь победу среди мальчиков одержал Повилас Ванагас, который тоже будет участвовать в нашем проекте. И поделили первое место Маргарита Дробязко и Татьяна Навка. Получилось, что Рита и Повилас по кругу оказались самыми лучшими партнерами, с которыми все получали суммарно лучшие оценки. Мы к этой истории относимся достаточно условно.

Садков:

- Видно, как условно. Там такие страсти кипят.

Авербух:

- Конечно, страсти. Любое соперничество – это соперничество. Ты не можешь, как бы там ни было, даже пойдете вы в футбол играть во дворе, вы все равно хотите победить. Мы не можем, это нас движет – соперничество. Но, конечно, здесь еще большая условность заключается в том, что это определенная лотерея. Потому что все равно уровень партнеров, которые тебе достаются, и как они начинают вдруг хватать то, что им дается на льду, это разные истории. Кто-то, кажется сначала, должен поехать, а потом нет прогресса. И здесь очень сложно предугадать. Или кто-то вдруг так начинает раскрываться, начинается другая история. Мы стараемся все время давать ребятам партнеров, которые подходят по уровню. Несмотря на то, что есть победители, есть не победители, но уверен, что телезритель знает, как расцветают партнерши с Лешей Тихоновым, как сам открылся…

Садков:

- Он вообще стал кумиром. Я понимаю, что один из самых популярных участников.

Авербух:

- Или как открылся Макс Маринин. И пусть они не выигрывали проект, но они абсолютно на одном плане победителей стоят. Кстати, говоря о Максиме Маринине, если брать среди девочек, он последний раз катался в проекте с Аллой Михеевой. Это была одна из самых ярких пар. Алла очень полюбила проект, мы полюбили ее. И не случайно именно Алла Михеева станет той зажигалкой, которая будет провоцировать…

Садков:

- Алла будет одной из ведущих проекта.

Авербух:

- Будет провоцировать своей непосредственностью, своей органикой. Это ее дебют в «Ледниковом периоде». Я уверен, что это будет тоже ярким событием – ее приход к нам в проект уже в качестве ведущей. Тут все взаимосвязано.

Садков:

- Мир фигурного катания, ровно как и балетный мир, лично у меня ассоциируется с людьми железными, которые могут все абсолютно, с одной стороны. С другой стороны, до невероятности ранимыми в плане того, что меня обидели, какие-то интриги. Когда распределяются партнеры, не возникает вот это: почему я должен танцевать с Галустяном, а не со Скобелевым, который и так на коньках умеет стоять? Есть вот это?

Авербух:

- Это вообще сложная история. Здесь есть определенные наработки.

Садков:

- Методики?

Авербух:

- Такая работа психолога. Я могу написать книгу, как это надо делать. Это непросто. Потому что, как бы все ни говорили, что их не волнует соревнование, просто интересно некое творчество и создание, конечно, все хотят, чтобы их партнер, который им достался, был самым катательным и самым известным и ярким. У нас есть определенная своя градация. Тут еще есть очень много вводных. Есть и антропометрические данные, есть графики. Потому что актеры продолжают сниматься. Они, к сожалению, не могут себе на полгода позволить закрыть все остальное и заниматься только коньками. Хотя для результата это был бы огромный прорыв. Но мы вынуждены всегда мириться с тем, что… Фигуристы, мы закрываем для себя эти полгода и мы только ждем артистов. А ребята, конечно, продолжают и сниматься, и выступать в спектаклях. У каждого своя жизнь продолжает идти. И мы не вправе ее остановить. Поэтому очень много вводных. И конфликтов таких не возникало. Хотя, я думаю, внутренние, конечно, определенные есть обиды, что одному все время это удается, другому это. Но я думаю, что это волнообразная история. В том году второе место заняла Рита Дробязко со Станиславом Ярушиным, но битва была за первое место с Домниной и Скобревым не на жизнь, а на смерть, буквально до последнего эфира сражались. Есть некий скепсис: вот, у вас всегда Навка, а ей дают лучшего партнера. Ну вот сражались Домнина и Дробязко. Навка не принимала участие в этой истории.

Садков:

- Но им достались Скобрев – олимпийский призер и Ярушин, который хоккеем занимался профессионально.

Авербух:

- Но здесь есть определенная история. У нас во многих проектах были топовые спортсмены. Но из спортсменов Ваня единственный, кто смог подключиться и попытался, в какие-то моменты был по-настоящему очень актерски силен.

Садков:

- Эта его знаменитая улыбка.

Авербух:

- Он очень артистичен. Он внутренне очень обаятельный человек. Эта улыбка изнутри. Это не улыбка для нас, он светится внутри. Поэтому мы ее читаем. Но, в общем, и судьи во главе с Татьяной Тарасовой тоже ставят некую градацию. Потому что вначале, после первых эпизодов понятно, кто как приблизительно катается. И я, как постановщик, понимаю, что Ване коньки свойственны, он конькобежец. Ставлю сложнее поддержки, я усложняю ему жизнь, как могу.

Садков:

- То есть вы уравновешиваете как хореограф. И опять же, соответственно, судьи все равно судят их несколько по другой шкале относительно того, как другие пары прогрессируют. В итоге происходит уравновешивание ситуации. С другой стороны, был Алеша Яшин. Тоже обаятельный человек, хоккеист, который тоже рожден на коньках. Но ему было сложно. Он очень хотелось, что меня подкупало, он искренне хотел. У него не было пренебрежения. Он великий хоккеист, капитан сборной России. Мы очень сильно с ним дружим. Но вот у него внутренне не смог. Здесь очень важно, как ребята понимают, чувствуют и начинают играть в эту историю. Насколько им становится это органично.

Садков:

- И комфортно.

Авербух:

- Сейчас я не могу сказать, кто явный фаворит. Есть те, которые катаются лучше. Есть те, которые катаются с нуля. Есть те, которые катаются совсем плохо. Есть те, которые могут. Но шанс есть у всех.

Садков:

- Кто будет вести проект? Кто будет голосом за кадром?

Авербух:

- Проект ведет Алла Михеева, впервые. И Алексей Ягудин. Они в дуэте выступают. Алексей очень вырос как ведущий. Если до этого было… просто это великий фигурист, которому ты делаешь скидки, он же не ведущий, но зато это Леша Ягудин. Другое отношение у зрителей. А сейчас я могу сказать, что можно убрать титулы чемпиона и просто смотреть на него как на ведущего. И он очень силен как ведущий. Он хорошо импровизирует, быстро соображает. Главное для ведущего – вести за собой. Есть просто ведущий. Очень многим кажется: ну какая разница, стой и объявляй. Это очень важная история – быть в материале и уметь вести за собой, быть уверенным. И Леша постепенно к этому пришел. Я бы никогда не смог быть ведущим. Потому что я теряюсь. Я думаю, что он в этой профессии будет еще и развиваться. И он, как талантливый человек, набирает в этом тоже очень много. Голос за кадром – это Гомельский.

Садков:

- Не меняется, блестяще.

Авербух:

- Мне очень нравится его подача, тембр, уверенность. Мы сделали очень большой акцент на изменение формата профайлов. Тот минифильм, который снимается перед танцем. Он не менее интересен, чем танец.

Садков:

- Порой даже более.

Авербух:

- Это очень большая составляющая на проекте. И мы на него тоже сделали очень большую историю. Мы сражаемся за то, чтобы в жюри были самые-самые. И уверен, что помимо Татьяны Тарасовой…

Садков:

- Председатель – Татьяна Анатольевна.

Авербух:

- Кто-то ее обожает, большинство, конечно. Кто-то критикует. В любом случае это человек с гигантской харизмой. Это человек по объему восприятия фигурного катания, то, как она чувствует, то, как она проживает через себя, она просто действительно стержень этой истории.

Садков:

- Я в какой-то момент перестал смотреть «Ледниковый период» по причине судейства. Этот поток патоки, который начинается после выступления, я переключал. Это слишком хорошо, чтобы быть правдой. Надо найти какой-то недостаток. Наверное, это работает. Может, я один такой, а у большинства людей есть ощущение, что так и должно быть. Но здесь будут изменения?

Авербух:

- Я не могу контролировать судейство, потому что на то оно и судейство. Я абсолютно искренне, как на духу, буду рассказывать про эту историю. Вы абсолютно правы, конечно, в судействе должна быть острота. И я, как продюсер этого проекта, прекрасно понимаю, что чем больше остроты, критики, потому что только критика вызывает интерес. Поспорить с судьями даже через экран телевизора. А когда все хорошо, все гениальны и у всех 6,0, это никому не интересно. В данной ситуации. Только с эстетической точки зрения номера. Что происходит? У нас накануне происходит разговор с жюри. Я не говорю, кого куда поставить и кому какую оценку дать. А именно даю общие ЦУ. Это начинается всегда с одного слова: не бойтесь ставить невысокие оценки, не бойтесь критиковать. Ребят это подхлестнет, поможет, и они дальше будут развиваться. Это всем нам нужно. Все говорят: да, мы пришли судить по-строгому. Что происходит дальше. Все садятся и попадают под это по-настоящему большое обаяние ребят, которые выходят на лед. Особенно для артистов это очень стрессовая ситуация. Человек, который это видит, не может не подключиться и где-то даже посочувствовать, даже видя ошибку, моргнуть, не заметить. Сколько мы это проходили. С одной стороны, мы приглашаем не профессиональное фигурное жюри среди фигуристов. И человек чувствует: с какой стати я вообще могу судить? Он себе уже ставит планку: не буду судить. Потом он видит молящие глаза человека, который выступает. Вы через экран телевизора не так это чувствуете, а человек, который сидит в зале, он прямо вот… И дальше я говорю: ну почему мы опять всем 6,0 поставили? У нас рука не поднялась. А я не могу уже… И начинается история: ты такой молодец, ты такой хороший, мы тебя так любим.

Садков:

- Есть же в стране профессиональные резонеры, которым все не нравится. Ну посадить такого условного «негодяя», который будет всем всегда занижать оценки.

Авербух:

- С одной стороны, вы правы. Наверное, это должно как-то манипулироваться. Мне хочется найти некое решение. Никто не хочет быть таким негодяем. Потому что он должен вернуться домой, а ему будут все звонить и говорить: ну что, с ума сошел? Посмотрим. Я думаю, что в силу того, что много пар, что уровень очень разный, в первые три-четыре эпизода у нас будет вот эта большая разница в оценках. Я думаю, что мы сбалансируем эту историю. Обаяние обаянием, но…

Садков:

- Какой-то соревновательный момент хотелось бы…

Авербух:

- Тут очень много палок о двух концах. С одной стороны, есть те, кому катание дается уже легче, они уже катаются. Есть те, кто не очень пока хорошо катается или просто плохо катается. Но виден его рост. И вот судья видит, что человек выучил и поддержку новую за неделю, две тройки выучил. И хорошо откатался. Хочет его поддержать. Ставит ему высокую оценку, мотивационную 6,0. Рядом выходит другой человек, который уже изначально хорошо катается.

Садков:

- И как ему можно поставить ниже?

Авербух:

- Да. Что делать? Ему занизить невозможно. Иначе получится, что есть четкая группа лидирующих и четкая группа аутсайдеров, которая понимает, что им относительно того человека 6,0 не получить. А он должен свои 6,0 получать относительно себя.

Садков:

- Вы читаете отклики в интернете?

Авербух:

- Конечно, я должен здравое зерно выцепить. Очень многие однобоко рассматривают. Я показал всю многогранность, что это большой объем, что мы об этом думаем. Не то что нам все равно. Я просто прошу, когда ты смотришь на ситуацию, ты не смотришь в одну точку и видишь только ее. Вдруг моргни и посмотри, как она смотрится с другой стороны. А потом напиши. Это касается не только «Ледникового периода». Это касается жизни. Просто выдохни, зайди с другой стороны. Может, тебе что-то откроется, прежде чем ты свои пальцы потренировал на какую-то глупость.

Садков:

- У вас есть потрясающее ледовое шоу. С ним что будет?

Авербух:

- На данный момент у нас подходят к концу большие гастроли, это уже полноценный большой сезон выступлений спектакля «Кармен». В этом году это был второй сезон. Уже сейчас могу сказать, что спектакль по-настоящему состоялся. Потому что и на второй сезон, когда, казалось бы, уже многие посмотрели, потому что в Сочи приезжают те же люди, мы нашли нового зрителя. И залы переполнены. Хорошие смачные аншлаги, о которых можно только мечтать. В общей сложности в прошлом году было проведено 82 спектакля, в этом – 83 за летний период. Это проект, который вызывает удивление у многих. Многие артисты приезжают в Сочи на один спектакль, концерт, собрать полторы тысячи за счастье. А у нас каждый день по две с половиной. Это вопрос, который витает. Многие попытались даже, думая, что это просто такой спрос колоссальный, пробовать свои другие проекты, и быстренько уехали. Здесь есть огромное сочетание великих фигуристов с новым амплуа. И сработало. Мы завершаем сейчас выступление спектакля «Кармен». Он отправится на гастроли, но чуть позже. Потому что сейчас вся наша жизнь уходит в «Ледниковый период». Но гастроли состоятся в Лондоне в январе, в Минске мы выступаем в конце декабря. Будут гастроли в Краснодаре. У нас так выстроен график, что это не будет влиять на «Ледниковый период». Сейчас ведется большая работа по подготовке спектакля «Щелкунчик», это конец декабря – в новогодние каникулы. Такой новогодний подарок. Это большой спектакль, он будет на «ВТБ Арена». Арена «Парк легенд». Куда мы всех приглашаем. Думаю, там тоже будет много фантазии. Наш «Щелкунчик» - это не совсем классическая трактовка истории. Хотя это синтез различных жанров, которые будут переплетаться. Я очень ответственно отношусь к тому, что зритель увидит в декабре. Это такой спектакль, который будет еще тысячами раз создаваться и после нас. Это просто возможность сказать на ту тему, которая сейчас тебя волнует. Дальше будут новые спектакли. Уже мысли о том, что будет в следующем году в Сочи. Работы очень много. Но решаем все вопросы по мере их поступления. Сейчас главное - «Ледниковый период».

Садков:

- Хочется пожелать вам всех возможных медалей и в переносном, и в прямом смысле. И успеха вашему шоу и «Ледниковому периоду», который стал отличительным знаком нашего телевидения. Спасибо огромное за все, что вы делаете.

Авербух:

- Спасибо.

2

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ