2016-07-14T10:30:19+03:00

Ольга Кабо: «В разборках стараюсь не участвовать!»

Мы поговорили с актрисой о том, как находить радость в каждом дне и трудно ли быть нынче романтиком

00:00
00:00

Скоро мы увидим Ольгу Кабо на сцене, читающей стихи поэтов "Серебряного века" Фото: Михаил ФРОЛОВ

Скоро мы увидим Ольгу Кабо на сцене, читающей стихи поэтов "Серебряного века"Фото: Михаил ФРОЛОВ

В прямом эфире радио КП наш редактор Станислав Бабицкий выспрашивает у Ольги Кабо, приходится ли ей рвать горло за своего ребенка и какие исторические фильмы нужно снимать для потомков.

Бабицкий:

- Друзья, прекрасная новость, которой хочу с вами сразу поделиться. Ольга Кабо, актриса, пришла к нам в гости.

Кабо:

- Доброе утро.

Бабицкий:

- Повод у нас есть замечательный. Всегда интересно, когда в творческом мире нашей сумасшедшей Москвы происходят явления, которые не укладываются в рамки коммерческого успеха. Небольшие, но душевные проекты. Можно их назвать литературно-музыкальными спектаклями?

Кабо:

- Именно так мы и называем наши спектакли. Мы категорически против, чтобы нас называли программой или концертом. Потому что у нас действительно действие. Театральное литературно-поэтическое действие.

Бабицкий:

- И тот материал, с которым работает Ольга Кабо, ее партнерша по сцене Нина Шацкая, певица, это все-таки большая поэзия, это большие мастера – Цветаева, Ахматова. Это женщины, которые создали литературу ХХ века, огромную главу в ней – уж точно. Когда в прошлый раз мы беседовали на эту тему, у нас было много трогательных, романтичных мнений от наших радиостушательниц, что все-таки принц – мечта, которая так и остается. Ольга, литературно-музыкальные спектакли, «Серебряный век», красивая музыка, прекрасно прожитые часы и минуты на сцене. Как после этого возвращаться туда, где депутаты Государственной думы с их дурацкими законами, мигалки и прочая ерунда, которая так отравляет жизнь в Москве особенно?

Кабо:

- Мы же все реальные люди. Мы привыкли к этой спешке, пробкам, к суете, к политизации общества. Может быть, погружение в высокую поэзию немножко отвлекает и возвышает над тем, что происходит в реальной жизни. Хотя и в нашей жизни есть огромное количество радости – дети, работа, творчество, любовь. Но мне очень комфортно в том состоянии, в котором я сейчас есть. Потому что я могу задуматься, и у меня сразу же строки из Ахматовой, Цветаевой, Северянина, Пастернака. Я понимаю, что там я нахожу отдохновение. А здесь живу реально, радуюсь, пытаюсь находить радости в каждом дне естественно.

Бабицкий:

- Я бы позволил себе такое замечание. Может быть, даже наблюдение. О том, что Ольга Кабо – это актриса все-таки более романтического плана.

Кабо:

- Я все время категорически борюсь с тем, что я романтического плана.

Бабицкий:

- Все равно все воспринимают именно так.

Кабо:

- Но это неправильно. Просто режиссеры некоторые не хотят экспериментировать, не хотят дать мне шанс. Последняя премьера моя в кино – фильм «1812: уланская баллада», Олег Фесенко резко изменил мой образ, и вообще видение меня в пространстве, во времени, в искусстве. Я сыграла такую смешную пани Марту, рыжую, кудрявую, в веснушках, конопушках, с разными по цвету глазами. Все время подхохатывала и все время искала мужчину. Получился образ очень смешной, очень трогательный. Автор сценария Глеб Шпригов, который все время присутствовал на съемочной площадке, тоже проникся вдруг созданным образом, потому что написано было совершено по-другому, что он дописывать стал в совершенно другом контексте. И роль получилась искрометная. И я подумала для себя, еще раз убедилась в том, что я могу и что мне это очень интересно. Просто нужно немножечко шоры с глаз снять режиссерам и продюсерам, и увидеть Кабо не со штампами 90-х годов, когда мне сказали: все, романтическая героиня. А посмотреть на реальную меня. Я другая. Могу быть разной.

Бабицкий:

- Как раз по этому поводу у меня вопросы были заранее заготовлены. Приходите в магазин или на рынок, или в ресторацию. Обсчитали на 20 рублей или на 50. Вдруг романтичная, красивая, талантливая женщина Ольга Кабо говорит: «Администратора сюда. Жалобную книгу». В разборках как участвуете?

Кабо:

- В разборках стараюсь не участвовать. Но если что-то резко не нравится, я могу поставить на место, могу потребовать что-то. Но это всегда, может, с металлом в голосе и с улыбкой обязательно. Я не очень люблю обижать людей, даже если они неправы в чем-то.

Бабицкий:

- Ирина нам на sms портале задает вопрос. Она говорит, я сама мать двоих детей. Часто очень получается, что мамам приходится «рвать горло» за своего ребенка, отстаивая права детей, когда их обижают. Беспредел в школах, беспредел в детских садах. В этом отношении вы более счастливая мама?

Кабо:

- Слава богу, меня не коснулись пока такие проблемы. Потому что старшей дочери Тане 14 лет. Она боец по жизни и она сама может постоять за себя. Я вижу, что она девочка с характером. Причем, я культивирую в ней этот характер. Я считаю, что таким как я, сложнее живется в наше время, чем таким, как нормальная молодежь. А 6-месячный сын Виктор надежно защищен, облюблен, обцелован. Поэтому ему пока нечего бояться, и всегда рядом с ним близкие, родные люди.

Бабицкий:

- Буквально на днях вручали «Золотого орла». Главная премия Шахназарову за «Белого тигра», фильм о войне, грандиозное полотно с батальными сценами. А главную мужскую роль забрал Данила Козловский. Совершенно другое кино, современная Москва.

Кабо:

- Там было много несоответствий. Потому что была замечательная женская главная роль в картине «Орда». И неплохой фильм, за который Аня Михалкова получила замечательную птицу. Но даже Аня, выйдя на сцену, сказала, что себя чувствует не очень комфортно. И не потому, что она плохо сыграла. Она очень хорошая актриса. Но потому что на чаше весов невозможно взвесить, потому что это совершено разные образы, разные произведения, разное искусство.

Бабицкий:

- А все-таки какое кино нам сейчас нужно? Больше исторического и драматического? Почему «Духлесс» многие не воспринимают, как кино? Потому что выходишь из любого офиса в мир и вот он этот мир. Как бы документальное кино, бери камеру и снимай. Зачем нужны дополнительные штуки? А старые фильмы про старые времена смотреть интереснее. Так Никита нам пишет на sms портал. Вам как кажется: кино что должно нести?

Кабо:

- Мне кажется, кино должно быть разным. На всякий фильм найдется свой зритель. Кого-то интересует то, в чем мы сейчас живем. Они находят ответы на свои вопросы в фильме «Духлесс», потому что время очень запутанное, нестабильное. Время, которое, с одной стороны, дает максимум возможностей, а с другой – ставит максимум препятствий перед человеком, который хочет чего-то достичь. Историческое кино всегда будет не в моде, тренде – это глупые слова. Оно всегда будет. Потому что мы черпаем и вдохновение и силы из нашего прошлого. Но слишком уж оно было великим и прекрасным.

Бабицкий:

- Я думаю, лет через 70 будут смотреть «Духлесс» и говорить: смотри-ка, как наши бабушки жили. Вот оно историческое кино, - будут говорить.

Кабо:

- Если я могу правильно перевести «Духлесс», дух – понятно, «лес», если это английский суффикс, то это меньший. То есть, уменьшенный дух, отсутствие духа. Не знаю, конечно, это страшное название. Потому что бездуховность сейчас царит. Когда мы с Ниной Шацкой поняли, что на 2 февраля в Дом музыки билеты практически проданы, у нас появилась надежда, что не все так «духлесс», как у авторов фильма.

Звонок Романа:

- Здравствуйте. Ольга Кабо на сегодняшний день актриса театра и кино. А если бы этого не было, то кем бы была Ольга Кабо?

Кабо:

- Бабушка мне все время говорила поговорку: если бы да кабы, во рту б выросли грибы, и был бы не рот, а целый огород. Я даже не рассматриваю, что бы со мной было. Потому что такого не может быть. Потому что даже не я выбрала профессию, а она меня. Кино меня так захватило и сказало: Кабо, будешь с нами. Я с кино, театром по сей день. Я надеюсь, до последнего вздоха.

Бабицкий:

- Давайте не будем про последний вздох.

Кабо:

- Я 10 лет служила в театре Российской армии. Замечательная актриса Нина Афанасьевна Сазонова была уже совсем старенькая, и за несколько лет до смерти ей устроили творческую встречу, юбилейный вечер на сцене нашего театра. Она приехала совсем уже слабенькая, плохо себя чувствовала. Гримеры привели ее в порядок. Два солдатика подвели ее к сцене и поддерживали под локти. Ведущий вечера со сцены говорит: «А теперь Народная артистка Советского Союза Нина Афанасьевна Сазонова». И вдруг она совершено преображается. Она стряхивает этих солдатиков, и выбегает на сцену. Три часа искрометного творческого вечера. Она пела, читала стихи. Она не присела на тот трон, который ей поставили, думали, что она будет сидеть. Занавес закрылся, и человек закрылся. И вдруг она опять стала старенькой и слабенькой. Эта метаморфоза с одной стороны прекрасна, с другой стороны она очень страшная. Сцена дает такую энергию, такой заряд жизни и такое желание жить, любить и быть счастливым, что большего адреналина в жизни, я думаю, нет.

Бабицкий:

- Мне хочется пожелать, чтобы это ощущение никогда не покидало нашу сегодняшнюю гостью Ольгу Кабо.

Кабо:

- Спасибо.

Бабицкий:

- Романтика романтикой. Но та энергетика в образе, которую вы всегда с собой приносите, это сразу бодрит, сразу все замечают. Есть еще момент, о котором Виктор нам напоминает на sms портале. Важно всегда не просто любить свою профессию, а понимать, что без нее просто больше ничего нет. И тогда это не профессия, а стиль жизни. Согласны или нет, что актер или актриса – это не профессия, а это некий стиль жизни?

Кабо:

- Я думаю, что это не профессия, это жизнь. Но, конечно, есть семья, которая стоит гораздо выше, чем работа и чем профессия, чем даже та жизнь, которую я проживаю в искусстве. Все равно дети – это твое творение. Творчество это тоже твое творение. Могут как-то они конкурировать. Но для меня на данный момент априори. Творчество меня делает счастливой. А если я счастлива, то все, кто рядом со мной, счастливы. Поэтому я напитываюсь необыкновенными эмоциями. И мне кажется, что с молоком матери мой Витюша чувствует. Это очень оптимистичный мальчик, очень редко плачет. И всегда у него глазки солнечные. Я думаю: как хорошо, ребенок просыпается, а ему уже очень хорошо, ему тепло, сытно и сухо. Это мы, в возрасте начинаем: нам этого не хватает для полного счастья, это бы еще неплохо. Мы просто избалованные, зажравшиеся члены общества. Нужно радоваться солнечному свету, и тогда будет все хорошо.

Бабицкий:

- Очень важные слова сейчас прозвучали. Послушаем, как Ольга Кабо поет (для прослушивания аудио нажмите кнопку «Слушать сейчас» в начале статьи).

Кабо:

- Это романс, который звучит в спектакле «Труффальдино из Бергамо» по пьесе Гольдони «Слуга двух господ» в театре Киноактера. Это двух с замечательным артистом, моим партнером Дмитрием Бозиным. Музыка написана композитором Михаилом Адамовым.

Бабицкий:

- Мне кажется, ради таких моментов мы любим театральные постановки, когда все преображается в момент. В кинематографе такого нет. В кинематографе есть ощущение цельности всегда. Как сделали с первой до последней секунды, никуда уже не изменится. А в театр каждый спектакль привносит что-то свое. Новые эмоции, совершенно по-другому можно прожить эту же песню, романс в разные дни. Потому театр и не уступил свои позиции.

Кабо:

- Потому что это живое искусство. Потому что все на глазах у зрителей только сегодня, только сейчас. Завтра может будет этот же текст, но будет совершенно другое ощущение, другая атмосфера в спектакле.

Бабицкий:

- В связи с этим вопрос. Когда говорят, что хорошие актеры и прекрасная актриса, у них всегда есть некий набор приемов для управления эмоциями. В реальной жизни часто приходится заплакать в какой-то момент, чтобы подтолкнуть, может быть, любимого мужчину к принятию любимого мужчины к какому-то решению, а он не хочет. А тут раз – слезинка покатилась. Используете ли вы приемы актерства в обычной жизни?

Кабо:

- Мне кажется, что я в жизни бездарная артистка. Я когда ухожу из театра или прощаюсь со съемочной площадкой, я совершенно нормальный адекватный человек. Я могу включить артистку Кабо. Знаете, когда нужно открыть какую-нибудь дверь. Или когда нужно чего-нибудь добиться. Ощущение, что мне невозможно отказать, очень часто действует на людей. И очень много помогают с билетами, особенно раньше, когда невозможно было купить какие-то билеты или когда невозможно было купить продукты – с продуктами. А сейчас какие-то вещи мне легче решать. Друзья мне говорят: а сейчас главную силу – силу искусства. И просят, чтобы я пошла, замолвила словечко. К счастью, светлый образ, который остается после моих картин, именно потому, что в советские годы из меня сделали романтическую героиню, остался. И это прекрасно. Потому что когда меня люди узнают, они улыбаются. Им приятно со мной общаться. С другой стороны, в профессии тяжело, все время нужно доказывать, что кроме красоты и обаяния есть что-то другое, гораздо глубже. Почему-то не хотят погрузиться со мной.

Бабицкий:

- На нашем sms портале говорят: какие интересные новые проекты готовятся в ближайшее время у Ольги Кабо? Есть какая-то эксклюзивная изюминка, которая не каждый месяц и даже год вдруг играется, важно не пропустить?

Кабо:

- Главная эксклюзивная изюминка это, наверное, спектакль, который пройдет 2 числа на сцене Международного Дома музыки в Светлановском зале, который называется «Я искала тебя», посвященный двум великим женщинам – Марине Цветаевой и Ариадне Эфрон, матери и дочери, их любви, их взаимопритяжению, их абсолютной непохожести. Конечно, их связывает то, что драматическая судьба, драматическая жизнь, трагедия. Но мы говорим об этом все равно с надеждой. Потому что любая трагедия рождает и надежду тоже. В моем исполнении прозвучат дневники и фрагменты воспоминаний Ариадны Эфрон, которая будет общаться с уже ушедшей матерью. Такое романтическое построение, которое придумано режиссером нашего спектакля Юлией Жженовой. Наши друзья, Александр им Галина Рапопорт, которые помогли нам создать этот спектакль, написать музыку авторскую для нашего спектакля, почувствовали сегодняшнее сердцебиение в строках Цветаевой, в письмах Ариадны Эфрон. Они поняли, что должны помочь тому, чтобы этот спектаклю вышел на суд наших зрителей. Потому что он обращает нас к нашим истокам, к русской культуре. Низкий поклон Саше и Гале Рапопор и их компании «Эр медиа». И еще у меня будет премьера 24 февраля в зале Чайковского, в Московской филармонии с моим замечательным партнером, с которым мы работаем в спектаклях и очень дружим семьями, Валерием Александровичем Бариновым. Именно Баринов ввел меня в жанр литературных спектаклей. Он несколько лет назад сказал: «Кабо, а давай сыграем с тобой. Только это будет поэтический диалог мужчины и женщины». И мы сделали спектакль «Любил. Что знаешь ты об этом», где строками великих поэтом Серебряного века и не только, мы ведем диалог, мужчины и женщины. Обсуждаем, доказываем, ссоримся, объясняемся в любви, высказываем недовольство. И на пятой минуты зрители уже забывали, что мы общаемся стихами. Мы подготовили новый спектакль, который называется «Ты не становишься воспоминанием». Это строки из замечательного стихотворения Марии Петровых. Тоже поэт Серебряного века.

Бабицкий:

- Мне кажется, что вообще все поэты и поэтессы во всех своих произведениях ведут друг с другом диалог.

Кабо:

- Они и с самими собой ведут диалог и с друг с другом.

Бабицкий:

- Попытки объяснить, что для них любовь, что для них главное в этих отношениях, всегда очень интересно, особенно когда совпадают мужские и женские мнения, или идут вразрез. Это такие конфликты творческие.

Кабо:

- А когда читаешь стихи, когда погружаешься, то абсолютно четко видишь, что один поэт спорит с другим поэтом. Один пишет на тему какую-то, второй тоже пишет, но у него другой взгляд. В этом такой спор, столько энергии, что этим можно заниматься всю жизнь, и никогда не будет скучно, невозможно до конца дойти, потому что все равно будет много вопросов.

Бабицкий:

- Вот такой еще взгляд на ретроспекцию предлагаю обсудить. Режиссер Алексей Балабанов предложил Эмиру Кустурице снять фильм про молодого Сталина. Тогда, когда он был еще в Грузии, когда он занимался терроризмом с точки рения царской охранки. Когда он был молодой, безусый, красивый, горячий. Там будет и любовная линия, и бандиты, охранка. Гламур исторический, как сейчас принято говорить. Надо ли снимать такие фильмы про человека, который в нашей истории оставил огромнейший след уже в своем позднем воплощении? Надо ли пытаться его идеализировать, романтизировать? Просто показывать, каким он был молодым? Или это ошибка и не стоит таких вещей затевать?

Кабо:

- В моей семье с этим временем – ежовщиной – связано грустное событие. Родители моего отца познакомились именно в ссылке в поселке Егодинском. От обоих отказались их родными, они были объявлены врагами народа. Выйдя из ссылки, они встретились. Они посмертно были реабилитированы. Папа родился тогда, когда они еще не были свободны. Для меня человек, о котором собираются романтическое кино снимать, все-таки не романтический герой. Можно исторический фильм жесткий снимать об этом человеке. Но ни в коем случае не идеализировать этот образ. Потому что мы должны знать правду. И наши дети должны знать правду.

Бабицкий:

- А то многие уже забывают те времена. Сейчас столько разных историй и перипетий на эту тему. Грустно, что напомнил о такой семейной истории. Не хотелось затрагивать больные струны.

Кабо:

- Когда мы работаем с Юлией Жженовой, это доска замечательного великого артиста Георгия Степановича Жженова. Мы все знаем, что долгие годы он провел в лагерях. И когда мы работаем особенно над ахматовским спектаклем «Память о солнце» и разбирали реквием ахматовский, то мы очень глубоко обсуждали эту тему, но уже на другом уровне. И именно отношение Юлии Георгиевны к этой проблеме, к этому времени, как к трагедии в своей семье, как к части истории своей семьи, слышно в том, как я читаю, и как Нина поет. Потому что все равно искусство требует от тебя затраты, и личностных твоих воспоминаний, даже неудачных опытов. Об этом можно говорить, но у каждого свои ощущения возникают.

Бабицкий:

- Если сейчас задать вопрос: можно ли Балабанову снимать такое кино, я уверен, что придет огромное количество людей, половина из них скажет: «Да, нужно показать, что он тоже был человеком, а не железной машиной».

Кабо:

- А потом нужно сделать списочек людей, которые погибли в лагерях, и он повинен в этой смерти, судьбы тех людей, которых он просто растоптал.

Бабицкий:

- Давайте попробуем в другую сторону качнуться и Шварценеггера обсудить. Шварценеггер вернулся в большое кино, сказал, что по-прежнему будет играть суперменов, но теперь это будут достойные, пожилые люди. Шериф маленького городка, который думает: я уже на пенсии, но сейчас пришли новые молодые бандиты, надо показать им Кузькину мать. Достает револьвер, и снова идет на разборки, и всех побеждает в итоге. Во-первых, все увидели попытку поддержать идею, что в 40 лет жизнь только начинается. Мужчина далеко за 50 может еще показать себя настоящим боевым суперменом.

Кабо:

- Дай бог. Пусть показывает, пусть работает с удовольствием.

Бабицкий:

- А с другой стороны, все говорят: тут возвращение в большое кино после такого большого перерыва.

Кабо:

- После большой политики.

Бабицкий:

- Политическая карьера, в которой столько всего. После скандалов, связанных с расставаниями с супругой. Говорят: ему-то сейчас зачем это надо? Я не очень верю, что в Голливуде есть ощущение, что мне не хватает кинематографа, этого настроения. Скорее всего, дело в деньгах. Харрисон Форд, Клинт Иствуд – все соглашаются сниматься, но уже за очень астрономические гонорары в дополнительных фильмах. Режиссеры с удовольствием их платят. Есть ощущение, что Шварценеггер действительно соскучился по кинематографу? Или все-таки мы не верим в такую трогательность?

Кабо:

- Я не так глубоко знакома с творчеством Шварценеггера. Но в первых своих картинах он был великолепен. Красивый, накаченный, мужик хоть куда. Сейчас он по-другому выглядит. Нужно себя воспринимать со стороны адекватно. Может, какие-то другие роли. Не обязательно пиф-паф.

Бабицкий:

- Благородный старик Арбенин из «Маскарада».

Кабо:

- Кстати, моя первая роль в театре Российской армии. Я сыграла Нину. А Арбенина должен был играть Олег Иванович Борисов. К сожалению, он очень заболел, и не смог выйти на сцену. Это был мой первый актер на сцене. Он, конечно, был великим человеком. Как он меня поддерживал, как он один раз меня вывел на сцену театра Российской армии и сказал: «Оля, это пространство, которое ты должны победить. В театре не бывает маленьких жестов для крупного плана. В театре нужно звук веером пускать, движения должны быть широкие». Я так хорошо это помню. Так что, Шварценеггер вряд ли сыграет Арбенина.

Бабицкий:

- Значит, здесь ему немного не повезло. На прощанье, может быть, короткое пожелание. Зима у нас холодная, люди у нас замерзшие. Как им согреться в эту холодную зиму?

Кабо:

- Я думаю, как сказал Мандельштам: «И море, и Гомер – все движимо любовью». Любите друг друга, грейте друг друга, согревайте друг друга чувством, страстью и верой друг в друга. И тогда все у вас будет хорошо. И приходите на наши спектакли.

Бабицкий:

- Спасибо большое.

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ