2016-07-14T10:30:19+03:00

Новые российские помещики: купил деревеньку и травлю народ помаленьку

Собственник земли перепахал единственную дорогу, ведущую от села к федеральной трассе

00:00
00:00

В один непрекрасный день местный фермер поставил ворота на дороге, перекрыв односельчанам единственный путь к федеральной трассе

В один непрекрасный день местный фермер поставил ворота на дороге, перекрыв односельчанам единственный путь к федеральной трассе

В прямом эфире радио и телеканала КП лидер движения «Гражданское право» Павел Пятницкий и доктор юридических наук, профессор, адвокат Людмила Айвар, специальный корреспондент регионального отдела «Комсомольская правда» Наталья Желдак и ведущий Арташес Антонян обсуждают, могут ли быть частные интересы выше общественных.

Антонян:

- Всем доброго дня. Это «Комсомольская правда». Прямой эфир. Приветствуем не только радиослушателей, но и наших телезрителей, которые присоединились к нам и смогут созерцать все то, что будет происходить в студии. И для начала, прежде чем разобраться и какие-то выводы сделать из нашего сегодняшнего «Особого случая», мы, собственно, его и представим. Все внимание на экран. Радиослушатели, сделайте погромче.

«Несколько десятков домов. Чуть в стороне, от основного поселения, на пригорке хуторок, где живут три семьи. Когда-то здесь было зажиточное фермерское хозяйство многодетного Романа Прядко. Но после его смерти землю унаследовал один из сыновей Василий. Его братья и сестры поместье уступили, соседи тоже этому не противились до тех пор, пока новоиспеченный помещик не решил огородить участок. Выяснилось, единственная дорога к домам теперь его собственность. Мужчина установил ворота и перепахал гравийку.

- Я после операции сложнейшей, мне нужна больница, мне нужна аптека, мне нужен магазин, мне нужно все. А я ведь не могу уезжать, - говорит местный житель.

- На вспаханном поле Василий наспех посадил пшеницу, которая здесь сроду не росла. Но местные жители уверены, это он сделал не для урожая. Важно показать, что земли сельхозугодий он использует по назначению. На самом деле, на поле регулярно приземляются небольшие самолеты. Появляются именитые персоны, которые в этих местах любят поохотиться. Идет заготовка леса. Соседи уверены, Василий хочет отгородиться от посторонних глаз. Даже собственной сестре он запретил появляться на поле.

- Мне стыдно за своего брата. Я не хочу пропустить этот момент. Плохо стало соседу, он как раз пахал. Он не пускал скорую. Пришлось через лес объезжать.

- На самом деле не пускал?

- Да. Не пускал. Он дорогу перепахивал. Они подъехали. Он стал ругаться, они по лесу объехали к больному человеку.

Надоедливым соседям Василий предлагает ездить в объезд косогора. Но жители в один голос уверяют – это невозможно. Мы убедились в этом. За моей спиной находится улица Центральная. По сути, по ней же проходит и центральная дорога поселка Пимия. Это единственный выезд на федеральную трассу сейчас для нескольких семей. Но даже сейчас, когда в Красноярском крае стоит сушь, уже почти два месяца здесь болотина. С самим Василием Прядко мы тоже познакомились. Ведь в любом споре должны быть две стороны. Но хозяин земли оказался не столь приветлив как его собаки, подпустившие нас к дому.

- А это моя собственность как бы, и я…

- А как так получилось, что изначально?

- А почему вы зашли в частную собственность и снимаете? Кто вам разрешил? Вы зачем это делаете? Вы нарушаете закон.

Как единственная дорога оказалась в частной собственности, никто теперь толком сказать не может. На документах, разрешающих строительство, она есть. Но в администрации Яманского района говорят, что в советское время ее не поставили на баланс как положено. Чиновники пытаются помочь жителям. Провели публичные слушания и постановили: Василий должен обеспечить по ней беспрепятственный проезд. Пусть и по частной собственности. Но он подал в суд на незаконность этого решения. Суд, как известно, дело долгое. И с началом дождей люди окажутся просто в безвыходной ситуации. Тогда, говорят они, дело может дойти и до криминала.

Наталья Сокольникова, Мария Ананова, «Комсомольская правда», Красноярск»

Над воротами Прядко установил такое вот предупрждение

Над воротами Прядко установил такое вот предупрждение

Антонян:

- Вот такая ситуация под Красноярском. И в аспектах этого «Особого случая», попытаемся разобраться в нашем прямом эфире. С удовольствием представлю наших гостей профессионалов, которые найдут управу, либо подскажут одной или другой стороне как действовать в данном случае. Кто прав, в конце концов? Павел Пятницкий, лидер движения «Гражданское право» и Людмила Айвар, доктор юридических наук, профессор, адвокат. Специальный корреспондент регионального отдела «Комсомольская правда» Наталья Желдак. Наташ, что-то добавить, прежде чем мы перейдем. Все вроде в сюжете сказали, ни о чем не забыли, никого не упустили.

Желдак:

- Мы услышали все стороны. Я добавлю, что дорогу наши корреспонденты альтернативную нашли, но конечно, дорогой ее можно назвать с большой натяжкой, поскольку это место, когда валили лес, по этой колее, его вывозили. Что-то там осталось, какое-то направление.

Пятницкий:

- Я бы кратко хотел, по сути, сказать. Если где-то в юридических тонкостях заплутаю, Людмила, наверное, меня поправит. Смотрите. Данный гражданин приобрел в частную собственность земельный участок. Ему власти продали.

Антонян:

- На самом деле он вступил в наследство. Семье давно этот участок принадлежал.

Пятницкий:

- Хорошо. То есть, использует землю, как мы видели, он в каких целях и как? Это уже вопрос десятый. Но он ее использует по назначению. То есть, земля под сельхозназначении и он пшеницу засеял. Взойдет она, не взойдет, он же не нарезает эти участки, не продает, не делает пруд, не выпасает скот. Он по сельхозназначению ее использует. С юридической точки зрения, я считаю, к нему никаких претензий предъявить нельзя. Опять же, что дорога не вошла в реестр и не была зафиксирована на карте, это проблема не его, не жителей деревни, а проблема властей. Поэтому с юридической точки зрения, я лично не вижу со стороны этого фермера каких-то нарушений. Другое дело, моральный аспект.

Антонян:

- У меня такой вопрос к Людмиле. Как профессор, адвокат и доктор юридических наук. Эта земля используется в предпринимательских целях.

Айвар:

- Земля – сельхозназначение. Она в частной собственности. Перешла она данному гражданину по наследству. Фактически, акт выбора земельного участка был задолго до вступления его в право наследования. На тот период времени, когда был акт выбора, и согласовывались границы со смежными землепользователями, с администрацией, с пожарниками, с лесниками. На тот период времени ни у кого не возникало никаких проблем. Когда землю выделяла администрация его близким родственникам, вся процедура согласовывалась. Согласовывалась по ныне действующим законам или по предыдущим законам? Мы пока не знаем. Тем не менее, деюре оно согласовано. Ему выдали свидетельство о праве собственности по наследству. На сегодняшний день мы говорим, что ущемляются права тех-то, тех-то граждан. Они сейчас узнали, что их права ущемляются. Не тогда, 20 лет назад, когда сельхозку выделяли, а вот сейчас их права начали ущемляться. У них наступает срок обжалования действий администрации по выделению земельного участка предыдущим собственником, но уже к новому собственнику, поскольку он сейчас правообладатель. И проверяются все те документы и согласования, которые были на тот период времени. Что он может сделать сейчас? Он может сказать, что моя частная собственность, самолеты, вертолеты, танки, что хочу, то и делаю. И пруд выроет и скажет, что эта вода для поливки сельхозпродукции.

Антонян:

- Такой вопрос. Сейчас говорим о том, что он своим правом частной собственности, он ущемляет права иных лиц.

Лидер движения «Гражданское право» Павел Пятницкий Фото: Евгения ГУСЕВА

Лидер движения «Гражданское право» Павел ПятницкийФото: Евгения ГУСЕВА

Пятницкий:

- Моральный аспект понятен. Что, в принципе, он мог бы пойти навстречу жителям. Мы же видели с вами в сюжете, что есть другая дорога - альтернативная. То, что она находится не в должном виде, это проблема муниципальных властей. И сейчас власть не хочет решать это. Когда где-то пересогласовали, где-то этот участок выделили, может быть вполне с какими-то нарушениями. Не внесли дорогу в реестр, другую дорогу не могут сделать нормальной. Власти проще. Они сидят, стравили этого фермера с жителями. Разбирайтесь сами.

Желдак:

- Я как житель, допустим, покупаю участок. У меня есть все документы. У соседей этого фермера есть все документы. Есть план, на котором указана дорога. Все это есть на руках. Как с этим быть?

Пятницкий:

- Давайте так. Если вне рамок правового поля обсуждать этот вопрос, был бы я жителем этой деревни, я бы нашел как очень быстро и качественно убедить этого фермера открыть проезд.

Антонян:

- Сейчас мы пообщаемся с теми жителями, права которых ущемляют. У нас есть возможность услышать Геннадия и Нину Пустоваловых. Они одни из тех, кто оказался под гнетом этой частной собственности со стороны господина Предко. В данном случае, им действительно, есть о чем рассказать. Геннадий, скажите, изменилась как-то ситуация. Было одно судебное заседание, на которое Предко не явился, второе, было ли третье? И как развивается сейчас эта история?

Пустовалов:

- Третье заседание будет 6 августа. Но появится он или нет? В 2004 я Вите купил этот дом. В 2005 году я оформил это полностью в регистрационной палате все документы. И в 2011 году, когда он вступил в это наследство, почему-то начались проблемы с дорогой. Эту дорогу строил его отец. Есть документы, есть технический паспорт, есть все условия, где это указано. От этого дома, от этих домов (3 дома), дорога выходит на федеральную трассу. А кто не оформил эти документы и кто меня не предупредил, это уже не моя вина. Я не нарушал закона. А кто нарушил закон? Кто подписал документы? У тех людей нужно спрашивать. Сейчас ситуация вот какая. Он полностью участок загородил. У меня другого пути нет. Только в болото. А там, даже когда сухо, нельзя на весовой машине проезжать. Это до остановки автобуса 1 км. До больницы 5 км. А в районную больницу 55 км.

Антонян:

- Ситуацию поняли. Несколько вопросов, которые мы хотим задать.

Айвар:

- Первый вопрос. Скажите, пожалуйста, право собственности отца этого пресловутого вашего нового соседа, когда было оформлено на его земельный участок. Ваше в 2004 году. А вот отца, наследодателя? В каком году?

Пустовалов:

- В 1998 году начато строительство данного дома.

Айвар:

- И еще один вопрос. Вы прописаны по старому, скажу, в том доме, где вы живете в этой деревне. То есть, это ваше единственное место жительства, регистрация у вас там, где вы живете фактически?

Пустовалов:

- Да. Здесь жена прописана.

Антонян:

- Вы полюбовно пытались как-то этот вопрос решить. Создать группу из пострадавших вот этой частной собственности, попытаться как-то поговорить.

Желдак:

- Сход, что там происходило?

Пустовалов:

- Он не явился. Было принято это решение. Он его обжаловал. Это другая сторона. Он ссорится с сестрой. Там живет его родная сестра. У нее десять детей. Он перекрыл не только мне дорогу, но и собственной сестре.

Антонян:

- Он не хочет идти на контакт? Отмахивается?

Пустовалов:

- Не хочет разговаривать.

Желдак:

- Геннадий, расскажите, про вторую альтернативную дорогу, про которую говорят.

Антонян:

- Она не годная, как я понимаю.

Айвар:

- Да все понятно в этой ситуации. Мы все видели с вами.

Антонян:

- Мы поняли, с каким объектом вы имеете дело. Игорь Предко, настоящий мужчина, барин. Будем следить за развитием вашей ситуации. Слушайте нашу программу.

Пятницкий:

- Ну какая ситуация? Какой барин? Здесь двоякая ситуация, с какой позиции на нее посмотреть. Если бы мы с вами там жили, нам бы тоже не понравилось, что нас где-то гоняют в обход. Стон и плачи по 1,8 км куда-то, я так понимаю, как Геннадий сказал, что у этого мужчины конфликт со своей сестрой. И видимо, где-то, сестра обижена, что ей не досталось наследство, и он как бы решил себя так проявить. Я уже сказал о том, что власть муниципальная, которая не в состоянии навести порядок там, она просто стравила их и оставила на самотек – разбирайтесь! Геннадий сейчас сказал, что дорогу строил его отец. Вы сейчас будете в Москве, в Питере, неважно где, в Красноярске, Иркутске строить дорогу? Нет. Если вы построили, а потом вам отдали ее вместе (ваш отец построил, вам этот участок отдали вместе с этой дорогой). У вас документы все есть. И что это такое за понятие - сход? Мы куда возвращаемся? В российскую империю? Интересно, я приобрел участок. Я правообладатель полноценный. Я ничего не нарушал. Тут собрались вы, интересные ребята на сход, и вынесли решение. Как так можно?

Желдак:

- Я появилась там ни с бухты барахты. Пришла и построила дом. У меня есть на этот дом документы. Это часть поселка.

Антонян:

- Я прерву ваши бурные обсуждения. Давайте пообщаемся с племянником Василия Прядко. Игорь Прядко у нас на связи. Пусть вторая сторона выскажется. Сам Василий отказался это сделать. Не общался он с нашими журналистами. Может быть, у Игоря получится более хорошо это сделать. Игорь, здравствуйте.

Игорь:

- Здравствуйте.

Антонян:

- Ситуацию мы обрисовали. Если вы слушаете наши веселые диалоги, может быть, какие-то комментарии у вас есть.

Игорь:

- У меня есть комментарии. Тут речь, я слышу, идет о двух дорогах. А о третьей дороге никто не говорит. Есть третья дорога, я там жил 10 лет, и мы все ездили. И вполне нормальная дорога. Объясняю, почему никто не говорит про эту дорогу. Потому что Таисия Романова, у которой интервью брали, она взяла 6 гектаров, которые находятся именно на этой дороге. И она специально про это умалчивает. Потому что она повесила объявление, что она продает. Почему журналисты не сфотографировали объявление, что продаются участки. Она хочет сделать деньги на этом. И специально всех соседей травит на него, типа вот эта дорога на моего дядю, который занимается сельским хозяйством. Почему он не дает ездить по своей дороге. Это частная дорога. А та, которой все пользовались, они про нее почему-то все молчат. И журналисты сфотографировали, показали материал, где там вообще болото. Там никто никогда не ездил.

Антонян:

- Болото – это вторая дорога. А третья это какая?

Игорь:

- Это хорошая дорога, которая в поселке находится между болотом и той дорогой.

Желдак:

- По ней можно проехать. Ей пользуются вообще?

Игорь:

- Я лично там проезжаю. Я могу показать вашим журналистам и кому-то еще.

Антонян:

- А почему об этой третьей дороге никто не промолвил ни слова?

Игорь:

- Они потому что в аренду взяли. Получается 6 гектаров, 60 соток. Это все документально. Я могу предоставить. Они хотят эти участки продать. Поэтому им неинтересно, чтобы по этим участкам проходила дорога.

Доктор юридических наук, профессор, адвокат Людмила Айвар Фото: Евгения ГУСЕВА

Доктор юридических наук, профессор, адвокат Людмила АйварФото: Евгения ГУСЕВА

Айвар:

- Я вообще шокирована ситуацией. Собрались два барина, сестра и брат. Накупили себе земли по несколько гектаров и говорят – тут моя дорога, тут моя дорога! А вы кто в деревне – как хотите, так и живите. В больницу вам надо, старые вы уже, нечего в больницу ходить. Кушать вам хочется? Выращивайте. Получается, обложили стариков со всех сторон. И мы сейчас говорим, что у нас российская империя. У нас теперь собственность. Нет, ребятушки, сейчас у нас к барьеру начнется. Только без кулаков. Ничего подобного. У нас защита прав одной стороны ни в коем случае не должна влечь нарушения прав другой стороны. И каждый гражданин Российской Федерации вправе на то, чтобы государство его защитило. В этой ситуации. В деревне должно быть две дороги – выезд и въезд. Пожарка, больница, продукты и так далее – обязательно! И выезд, и въезд одной дороги не должно быть.

Антонян:

- В двух словах напомню ситуацию, которая сложилась в деревне Пимия в 120 км от Красноярска. Мы ее обозвали за эфиром, помещичьи войны. По-другому не получается. При этих разборках страдают люди, которые находятся невдалеке от дороги. К единственной дороге у них доступ закрыт. Если геометрически разрисовывать ситуацию, то получается один участок, рядом второй участок. Дорога, которая ведет через этот первый участок, она недоступна тем жителям, которые живут дальше. Какие советы могут быть? Мы за эфиром выяснили, что новый закон о соседском праве появится у нас.

Пятницкий:

- Закон о соседском праве будет подразумевать то, что, несмотря на то, арендуете вы собственность или являетесь владельцем, это ваша собственность, участок земельный, дом у вас стоит. Вы захотели воздвигнуть забор. А я сосед с вами по участку. Вы его воздвигаете. А мне, допустим, ваш забор закрывает мне поступление солнечного света на растения или в жилище, окно закрывает. Поэтому, учитывая, что эти войны дачные были, есть и будут, власть приняла такое решение, что будет это соседское право. И прежде чем поставить этот забор, вы должны пройти вокруг соседей по периметру и сказать, вам не мешает? Распишитесь, что вы согласны.

Айвар:

- И напишите, что вы в здравом уме и твердой памяти.

Пятницкий:

- Он бы, может быть, помог. Но муниципальная власть не хочет решать, глава муниципального района слабый. Он просто их столкнул. И вместо того, чтобы решить конструктивно, взять, допустим, глава района подал в суд на этого Василия. И ждал бы решения суда. Если бы суд встал на сторону администрации района и обязал его сделать, а он бы не выполнил, с ним бы уже разбирались судебные приставы. А сейчас попросту, муниципальная власть столкнула людей и я не знаю, кровопролития они хотят, каких-то не правовых мер воздействия. К хорошему это не приведет, в любом случае.

Антонян:

- Людмила, вопрос вам. Вот юридический аспект. Мы сейчас выяснили, вот сторону соседское право, как оно может влиять. По моей территории идет якобы дорога, которая в реестрах не значится, но на картах есть. Если это моя частная собственность, что можно посоветовать Василию в такой ситуации? Просто согласиться?

Айвар:

- Я бы Василию Предко посоветовала бы, наверное, и как юрист, и как человек, оформить серветут пока не отменили его право собственности на эту часть земельного участка, где проходит дорога. Потому что есть планшеты. Это документы 60-х годов, которые Российская Федерация выпускала на все земли российской федерации. На этих планшетах рисуются дороги, границы, зоны лесных хозяйств, сельских поселений и так далее. Если в свое время отцу разрешили построить данную дорогу для доступа на земельный участок или этому сельскому поселению, то это разрешение оказалось не только одного Предко, но и иных жильцов данного поселка. Если он хотел для себя строить дорогу, значит, он бы построил ее для себя. А дальше бы дорога не пошла. А коль она шла к другим жильцам этого поселка, она была дорога общего пользования. Несмотря на то, что в 1994 году ему выделяли этот земельный удел, право начало нарушаться вчера. И со вчерашнего дня потек срок исковой давности. Плюс три года могу обжаловать. Срок исковой давности наступает с момента нарушения права. А не то, что 20 лет прошло, и все давно забыли. Нет.

Пятницкий:

- Большая проблема у нас в России в том, что он говорит, я его понимаю, это моя частная собственность. И я хочу, чтобы это так было. Моя квартира, мой дом, все, стоп. У меня знакомый в Штатах живет. И у него на ранчо висит два пистолета, картинка, и написано: Я не звоню в 911. Он уже убивал налетчиков. Залезли за территорию, он убил. Полиция приехала, труп на территории, табличка с предупреждением есть, что это частная собственность. Он нападать шел, воровать шел, он его застрелил. У нас этого, к сожалению, нет. Понимаете? Поэтому Василий оперирует как бы, на Европу насмотрелся, что там частная собственность. Он говорит вам, что вы нарушаете закон, когда снимаете. Он же не знает, что есть закон о средствах массовой информации, по которому вы можете снимать. Вы снимаете, вы же не можете знать, вы не свидетельства на этой земле не видите, ничего. Вам не запрещают. Вы идете и снимаете. Вы журналисты. Хорошо, человек не хочет, вы его не снимаете.

Антонян:

- После этого хочу подключить к нашей беседе племянника Василия Предко Игоря Предко. Он по-прежнему с нами на видеосвязи. Вы слышали, к чему мы в итоге приходим в эфире. Скажите пожалуйста, есть ли у вас какой-нибудь план В? У Василия, он ни в какую не планирует этот вопрос решать ни полюбовно, судами хочет эту волокиту затянуть? Или каким-то образом есть перспективы разрулить побыстрее?

Игорь:

- Просто ездить по третьей дороге, которая есть. Эта дорога, про которую сейчас идет речь, она существует не больше 15 лет.

Желдак:

- А кто ее строил?

Игорь:

- До этого пользовались другой дорогой. Все ездили. Почему нельзя сейчас ездить по третьей дороге, про которую никто не говорит.

Айвар:

- А почему бы вам не пустить на свою дорогу? Вы знаете, что должно быть две дороги – выезд и въезд. Не может быть одной. Тем более, что ваша дорога идет выезд на федеральную трассу. Это основная дорога. Поэтому и дало когда-то в свое время разрешение местная администрация на строительство данной дороги, на строительство для общего пользования. Ее отремонтировали за счет бюджета.

Антонян:

- Государство следит за этой дорогой?

Айвар:

- Она должна стоять на балансе у государства. Просто администрация там не хочет ничего делать. Не возникало спорных ситуаций. Вроде все нормально, в шоколаде. А в данной ситуации, не дай бог, со стариками что-то случится и скорая не подъедет, кто будет нести ответственность за неоказание медицинской помощи, за перекрытие дорог, за захват. Сейчас суд вынесет решение об изменении границ земельных участков и все. И никакого сервитута. И вы будете пользоваться также как и все остальные. Эта дорога общего пользования. Очень хочется сказать. У меня на участке есть дорога и у нее на участке есть дорога. А давайте мы про ее дорогу поговорим. Давайте. А давайте про две дороги поговорим. И про три. А третью приведем в нормальное состояние. Но если администрация тратит деньги на благоустройство дороги существующей вот этой, конкретной, дороги общего пользования, администрация считает, что это дорога общего пользования. Значит, есть планшеты, есть кадастры, есть согласования, есть вся земельная документация.

Пятницкий:

- А я хочу племяннику Василия посоветовать одну вещь. Взять и подать иск в суд на администрацию муниципального района, на муниципальное образование. Понимаете? Потому что они им выделили эту землю, и они никаких мер и шагов не предпринимают, чтобы конфликт решить. То есть, подали иск в суд на администрацию, и пусть суд решает.

Антонян:

- Хочу услышать финальное мнение Игоря Предко. Игорь, собственно, вот к чему мы пришли. Что-то это изменило в размышлениях по поводу вот этой частной собственности. Пожалуй, надо задуматься.

Айвар:

- Нет, конечно, ничего не изменило. Вы что? Они будут биться до конца. Они в суд не ходят. Почему в суд не ходит? Боится. Решают наверху, чтобы судебное решение было в его пользу. Если бы был уверен, то пришел бы в суд.

Антонян:

- У нас осталось времени не так много. Слушаем вас.

Игорь:

- Дело совсем не в этом. В принципе, есть две дороги. Одна хорошая, другая, которую снизу показали, болото. Администрация пускай делает ту дорогу. Весь вопрос решен. Зачем проблему из ничего делать?

Пятницкий:

- Вы не слышите. Мы вам про Фому, а вы нам про Ерему.

Антонян:

- Мы про другое говорим.

Айвар:

- Давайте вы выделите один вертолетик для того, чтобы воздушный путь открыть. И не надо никакие дороги ремонтировать. Просто подарите старикам вертолет общего пользования. Или администрации. Конфликт этот не решится, пока эти господа Предко не поймут, что ситуация не в их пользу.

Антонян:

- Видимо они с кем-то советуются?

Айвар:

- Правильно. Они советуются. Как у нас люди считают? Суд долгий, несмелый. Старики уже, мы вне эфира говорили, с богатым не судись, с сильным не дерись. Время идет, зима, старикам не проехать, не пройти, а там рассосется, а там, может быть, дед после операции.

Антонян:

- Дорогу ремонтировали за счет муниципальных средств. Как после этого ее можно было вспахать?

Пятницкий:

- Здесь надо наказывать муниципалитет. Я с людьми не согласен, что считает своим. Ну как? Вы муниципалитет. Как вы можете считать? Почему оно у вас не в реестре? Поэтому, здесь бы прокуратуре провести проверку, главу района привлечь к ответственности за это. Изначально, как финансовые бюджетные средства (областного или федерального бюджета), могут выделяться на то, чего нет в государственном реестре?

Айвар:

- Обязать, взять эту дорогу на баланс администрации в кадастре отразить ее.

Желдак:

- Они кивают на какие-то несовершенства в законе.

Пятницкий:

- Не надо. Законы все нормальные. У нас в России любой закон, начиная с этой ситуации, заканчивая любым другим делом, у нас закон страдает на стадии исполнения.

Айвар:

- Любой закон можно вывернуть с ног на голову.

Антонян:

- Надеюсь, что Игорь внимательно следил за нашей беседой, сделал какие-то выводы. Спасибо вам за то, что вы согласились принять участие в обсуждении этой ситуации в нашем прямом эфире. Это был Игорь Предко, племянник Василия Предко, который, собственно, является владельцем той земли, кусок которой и стал вот этим яблоком раздора. По поводу прокуратуры. Она уже подала в суд на администрацию Орешенского поселения о признании ее бездействия.

Пятницкий:

- Ничего не путаете? Прокуратура подала?

Айвар:

- Смотрите, что сделала прокуратура? Прокуратура говорит, ай-ай администрация, почему вы бездействуете в дорожном конфликте? А ну-ка? Суд выносит решение – признать бездействие незаконным. Обязать действовать. Администрация сидит и думает – и что? Нам сказали это взять. А что нам сделать? А если конкретное решение суда будет, что данная дорога, дорога общего пользования, обязать Предко, если уж это его право собственность, оформить государственный сервитут на данный участок дороги. А если он будет препятствовать общему проезду по данной дороге, есть еще одна дорога, окей, давайте еще про одну дорогу поговорим. У сестренки тоже будем проезжать. Человек может избрать ту дорогу, которая удобна. К вашему дому, сколько дорог ведет? 8,10,15. Это деревня. Должно быть, как минимум две дороги – выезд и въезд. Третья дорога, понятно, мы уже поняли, что это не какая ни дорога, это какое-то болото, которое не приведено ни в какое состояние. И дальше что? По факту. Есть сложившийся порядок пользования дорогой, он должен соблюдаться. С 1994 года они пользуются этой дорогой. По порядку пользования земельный кодекс у нас говорит? «По сложившемуся порядку пользования можно определить границы земельного участка».

Пятницкий:

- Высока вероятность того, что допустим, это его участок, а дорога идет вот так, то сделают так – границы твои не вот так, а вот эта часть и вот эта. И у тебя получается два участка, разделенные между собой дорогой общего пользования. Вот и все.

Желдак:

- Последний вопрос. Мы ждем решения администрации. Сами жители как-то могут повлиять?

Айвар:

- Конечно. Они могут сами обратиться в суд. И самое важное, чтобы жильцы в порядке досудебного производства, чтобы суд вынес решение о применении обеспечительных мер, чтобы они ничего не смогли сделать с этой землей, не перевести в другой вид назначения, не закопать эту дорогу и так далее.

Антонян:

- Я думаю, мы надавали сегодня огромное количество всеразличных советов одной стороне, другой стороне. Желательно этот гордиев узел каким-то образом разрубить в ближайшее время так, чтобы не доходило до какого-то кровопролития. Спасибо за то, что вы нашли время разъяснить эту ситуацию тем, кто особенно заинтересован. Она может сложиться в любом регионе. Павел Пятницкий, лидер движения «Гражданское право», Людмила Айвар, адвокат, профессор и доктор юридических наук. Это «Комсомольская правда», оставайтесь с нами.

<<Самые интересные эфиры радио "Комсомольская правда" мы собрали для вас ЗДЕСЬ >>

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ