Звезды

Любовь с первого взгляда: история якутского ТВ в фотографиях

Благодаря фотоархиву Владимира Семенова, который 14 лет проработал на телестудиях Якутска и Мирного, можно заглянуть в прошлое местного «голубого экрана»
В 80-е годы выездные съемки проходили, в основном, в Якутске и вокруг него.

В 80-е годы выездные съемки проходили, в основном, в Якутске и вокруг него.

Фото: Из личного архива героя публикации

Годы, отданные телевидению, Владимир Гаврильевич Семенов вспоминает с ностальгией – работы было много, коллектив молодой, дружный, легкий на подъем. А главное – всё было интересно, всё было впервые.

Чинили всё, что ломалось

- В 1983 году, когда я пришел устраиваться на работу, директором Якутского телерадиоцентра (РТЦ) был Виталий Дмитриевич Корнилов. – вспоминает Владимир Гаврильевич. - Он предложил мне два варианта: «Идешь на радио – там хорошо, спокойно, основной технический персонал - женщины, всё налажено. Или на ТВ – там ребята молодые, новая техника, работы полно». Я выбрал второй, и не пожалел.

Директор РТЦ В.Д.Корнилов.

Директор РТЦ В.Д.Корнилов.

Фото: Из личного архива героя публикации

В то время шел процесс обновления и замены всей техники РТЦ. При мне на якутском телевидении устанавливалась и запускалась студийная аппаратура цветного ТВ, появились первые видеомагнитофоны и тиристорная аппаратная регулировка света (позволяет мягко менять интенсивность света в студии). И всё это нужно было осваивать. Помню, впервые зашел в аппаратную, увидел целую стену шкафов – и струхнул, подумал, что никогда не смогу разобраться в этом.

Мне везло на людей – у каждого, с кем работал, многое перенял. Главный инженер Лев Наумович Пейсихис студию знал вдоль и поперек. Мы встретились в мой первый рабочий день: откуда-то из-под пульта вылез странного вида мужчина в больших очках и с пушистой копной волос. Замечательный, добрейшей души человек и специалист, каких мало, он многому меня научил.

За работой И.С.Моргунов.

За работой И.С.Моргунов.

Фото: Из личного архива героя публикации

Я набирался опыта в производственной лаборатории. Моим наставником стал Иннокентий Степанович Моргунов – прекрасный человек, он активно работал в тогда еще Госкомитете по телевидению и радиовещанию, который располагался в здании казначейства на ул. Петровского. Я стал инженером благодаря ему, потому что после института в голове было много знаний и мало практики.

Мы обслуживали телевизионное и звуковое оборудование аппаратно-студийного комплекса, чинили и настраивали всё, что ломалось. Коллеги частенько приносили свои ламповые, а потом и полупроводниковые телевизоры, а мы их ремонтировали. В общем, пришлось заниматься всем, и впоследствии мне это очень помогло – узнал технику, что называется, изнутри.

Пульт заземляли… половником

- В 1983 году только-только начался монтаж аппаратной цветного телевидения, который проводили сотрудники известной на весь союз фирмы «Каскад». На таких работах они, что называется, собаку съели – подобные студии по всей стране были их рук делом.

После ремонта пол в студии залили специальной мастикой, смешанной с резиновой крошкой. Получилось мягкое, упругое, без стыков покрытие, камера по нему каталась превосходно.

В аппаратной видеозаписи.

В аппаратной видеозаписи.

Фото: Из личного архива героя публикации

Когда студия заработала, были большие проблемы со звуковым пультом, где коммутация осуществлялась не кнопками, а сенсором. Даже если сядет муха – переключается, такое не раз случалось в прямом эфире. Кроме того, зимой в Якутске воздух сухой, а люди ходят в обуви на войлочной подошве. Вот и вышибала статика коммутационную аппаратуру: руку поднесешь – и всё отключалось.

Оригинальное решение проблемы придумал мой друг Александр Латынов. Притащил из дома поварёшку, отпилил ручку и прикрепил ее сбоку к пульту – заземлил. Чтобы «разрядиться», перед началом работы всех обязали касаться этой конструкции, которая внешне очень смахивала на женскую грудь.

Стояли у нас звуковые магнитофоны МЭЗ-102 – огромные, размером с современную стиральную машину. Их настраивать была целая проблема – для этого нужен отличный слух. Я тогда слышал до 13 килогерц, поэтому на это дело часто подряжали меня.

Оборудование аппаратно-студийного комплекса.

Оборудование аппаратно-студийного комплекса.

Фото: Из личного архива героя публикации

В начале дня в студии проводили трактовые репетиции – всех усаживали по местам, проверяли микрофоны, прогоняли программу полностью и только потом начинали запись. Тогда люди не были такими раскрепощенными, как сейчас, под фонарями и светом не все чувствовали себя спокойно и свободно, приходилось репетировать. Когда заработала видеозапись, такие прогоны, которые занимали довольно много времени, ушли в прошлое.

Как в Якутске появилась «Незабудка»

- Вскоре меня перевели в коллектив передвижной телевизионной видео-станции ПТВС-3ЦТ. Машину мы прозвали «Незабудкой» из-за голубого цвета кузова. Это была первая передвижная телевизионная видео-станция на якутском ТВ. В ее состав входили видеомагнитофон «Кадр – 3П» и три камеры.

Первая ПТВС размещалась в полуприцепе-фургоне, который буксировал КАМАЗ, и была привезена в Якутск в 1982 году на самолете – каким-то образом удалось договориться с военными. Чисто советское производство, сделана на Ленинградском телевизионном заводе к Олимпиаде-80 в Москве и отработала ее на «отлично». Всего было выпущено 18 таких машин, у нашей был номер 2. Первым начальником ПТВС был Михаил Колчанов. У него я научился скрупулезности и точности в работе.

На выезде.

На выезде.

Фото: Из личного архива героя публикации

Вместе с «Незабудкой» у телевизионщиков Якутска появились первые радиомикрофоны. Помню, тестировали их на площади Орджоникидзе. Машина стояла на круге, приемную станцию развернули на откидной площадке ПТВС, в которую по мере необходимости превращалась ее задняя дверь, а корреспондент – у Главпочтамта, брала интервью у прохожих. Конечно, эти микрофоны были не такими, как сейчас, и представляли собой коробочку с проводом, которую нужно было прятать под одеждой.

Тогда же испытали первую радиорелейку фирмы «Microwave» для передачи ТВ-сигнала. Это было больше, чем круто, ведь теперь мы могли проводить прямые эфиры. Приемные станции установили на первой площадке телевышки.

Каравелла под номером 5

- В 1986 году в Якутск прибыла передвижная телевизионная видео-станция (ПТВС). Новенькая машина сошла с конвейера Кировоградского завода радио-изделий Украинской ССР.

Это было совместное производство: кузов финский, фирмы Ajokki, шасси камазовское, кондиционер итальянский, звуковое и телевизионное оборудование – советское.

Главный инженер Л.Н.Пейсихис.

Главный инженер Л.Н.Пейсихис.

Фото: Из личного архива героя публикации

Принимать машину в Кировоград ездили главный инженер РТЦ Лев Наумович Пейсихис, инженеры Яков Олесов и Александр Саввинов и я. Помню, заводят нас на заводе в огромный ангар, где таких же машин – десятки. Меня подвели к нашей, под номером 5 и надписью «Телевидение СССР». Это было, как первая любовь, - до того красивая она была!

Тут же, на заводе, мы устроили прогон: сутки машина молотила не переставая, а мы фиксировали неисправности. После приемки впервые прокатились на нашей красавице. Она шла мягко, покачиваясь, как каравелла, мимо украинских полей.

В Кировограде машину погрузили на железнодорожную платформу, на которой она ехала до самого Беркакита. Оттуда своим ходом по АЯМу до Якутска. Перегонял чудо-машину шофер Анатолий Воробьев в компании главного энергетика Георгия Родионова. Дорога через всю страну заняла больше двух недель.

У чудо-машины был только один минус - ее кузов был рассчитан на европейские дороги.

У чудо-машины был только один минус - ее кузов был рассчитан на европейские дороги.

Фото: Из личного архива героя публикации

В республику ПТВС прибыла поздней осенью, и мы занялись ее переоборудованием: проверяли, настраивали, устраняли поломки. В комплекте к машине шел вспомогательный автобус ПАЗ, где были расположены крепления, кронштейны и стеллажи для перевозки камер. Там же размещался персонал. Внутри ПТВС ездить было запрещено – не дай бог что-то оторвется, человека могло и убить.

Техника того времени была довольно капризной, сразу же начались поломки. На доводку ушла вся зима. Многое пришлось переделывать, что называется, под себя. Так, крепления для камер и штативов были во вспомогательном автобусе, но самое безопасное, относительно стабильное место было внутри машины – мы их там и укладывали. Первый выезд нашей красавицы состоялся весной – как сейчас помню, снимали рекламный ролик с видеорежиссером Мариной Мухамедьяновой, дочерью Тараса Гавриловича Десяткина.

Экипаж ПТВС.

Экипаж ПТВС.

Фото: Из личного архива героя публикации

На этом снимке – основной состав работников ПТВС. Крайний слева – электромеханик Олег Необутов. Работяга, хороший парень – он до сих пор на телевидении, команда ПТВС называет его «папой». Николай Луговской тоже до сих пор на ТВ, долгое время работал на видеозаписи. Посередине, выше всех, дядя Саша – электрик Александр Павлов. В его ведении находилась передвижная электростанция мощностью 50 кВт, к которой на выездных съемках подключали аппаратуру.

Потом стоим я и наш второй водитель Михаил Алексеев. Крайний справа – электромеханик Иван Кердинский. Он занимался звуком: микрофоны ставил, кабели прокладывал. Благодаря ему проблем в этой сфере у нас не было. К сожалению, его, Александра Павлова и Михаила Алексеева уже нет с нами...

В этой машине было очень комфортно: европейский кузов, регулируемые выключатели, отопление, удобные шторки и кондиционер, который очень выручал летом. Внутри 2 отсека, в том числе отдельный звукоизолированный для звукорежиссера. И только один минус – трехметровое расстояние от заднего колеса до конца кузова. Если на дороге попадалась кочка или ямка, мы обязательно ее «цепляли».

Съемки на реке велись с крыши ПТВС.

Съемки на реке велись с крыши ПТВС.

Фото: Из личного архива героя публикации

Поэтому ездили на съемки, в основном, по городу и вокруг него – самыми дальними точками были Булгунняхтах и Хатырык. Лишь однажды устроили нашей красавице поездку на барже по Лене. С погодой не очень повезло, дул ветер и было пасмурно, но плавание прошло замечательно. Снимали с крыши машины, где оборудована специальная площадка с перфорированным полом, ограждением и лебедкой для поднятия камеры.

Между прочим, наша ПТВС до сих пор на ходу, «бегает» по Якутску на съемки – на боку машины написано «Телевидение Саха».

На подготовку к съемке – 3 часа

- Конечно, оборудование того времени с нынешним не сравнить. Вот, например, у меня сохранилось фото – инженеры Андрей Крумин и Николай Луговской собирают камеру цветного телевидения КТ-132. Это полностью советская разработка, удобная, но довольно громоздкая. Приходилось сначала ставить саму камеру на штатив, потом подключать объектив и блок питания, сверху ставился видоискатель, с боков – две ручки.

Сборка камеры.

Сборка камеры.

Фото: Из личного архива героя публикации

На место съемки, как правило, приезжали очень заранее – на подготовку аппаратуры уходило часа три. Первый час растаскивали оборудование, подключали кабели питания – чисто физически очень трудоемкая работа.

Еще час уходил на прогрев техники, ей нужно было войти в режим, и час на настройку. Чтобы картинка была приличная, приходилось повозиться. Потом звучала команда «мотор», а еще через несколько секунд, после раскрутки блока головок, – «запись». В процессе съемки нужно было следить за картинкой и аппаратурой, крутить диафрагму и контролировать звук.

Укладка силового кабеля на крыше ПТВС.

Укладка силового кабеля на крыше ПТВС.

Фото: Из личного архива героя публикации

После окончания записи творческие работники уезжали, а нам доставалось самое «приятное» – всё это собирать. На всё про всё уходил еще час. Кабели надо было скручивать и укладывать нитка к нитке, чтобы не перепутались, а перед этим протирать по всей длине – мы же их на землю бросали. Сетевой кабель укладывали на крыше, по технологии металлической катушки, а так как по технике безопасности его нужно было разматывать полностью, он у нас так и «жил» наверху, по всему периметру.

Когда спутниковое ТВ – «ручное»

- Вскоре меня пригласили в Мирный – телестудии алмазной столицы нужен был главный инженер. Им тогда хорошо помогала «АЛРОСА»: приобрели неплохое для того времени студийное оборудование, передатчики, оплатили приобретение и установку антенн, сделали ремонт в помещениях. Вся техника (камеры, монтажка и т.д.) полупрофессионального формата SVHS фирмы «Panasonic».

Через некоторое время в студии появился шустрый невысокий мужчина, директор Дома культуры совхоза «Новый», который организовал конкурс якутской песни «Чуона» (через пару лет его переименовали в «Туой Хая»). Надо отдать должное его энергии – он замахнулся сразу на республиканский уровень и «выбил» у алмазной компании достойное финансирование.

За трехдневные съемки выступлений он расплатился с нами… телевизорами. Работать пришлось в помещениях дома культуры. На это время демонтировали оборудование студии в Мирном, привезли и смонтировали его уже на месте. Когда вечером толпа расходилась, мы оставались на ночь там же – не могли бросить технику.

Съемки музыкального конкурса "Чуона".

Съемки музыкального конкурса "Чуона".

Фото: Из личного архива героя публикации

Конкурс прогремел на всю республику, вокалисты съезжались в Мирнинский район со всех концов Якутии. Кассеты с уже смонтированным материалом я передавал на якутское ТВ, и время от времени их «крутили» в эфире.

На крыше здания телецентра в Мирном были установлены первые спутниковые антенны. Контролировали вещание, которое шло в круглосуточном режиме, дежурные на коммутаторе – в основном, это были женщины. В то время российские спутники частенько «гуляли», и довольно чувствительно. Чтобы была нормальная «картинка», приемную антенну приходилось корректировать дважды в сутки в «ручном» режиме. В любую погоду наши героические женщины брали обычный гаечный ключ, залезали на крышу и с его помощью по меткам подстраивали видеосигнал. Когда я уходил, в Мирном уже показывало около десяти каналов, шел процесс преобразования студии в ТРК «Алмазный край».

"Незабудка".

"Незабудка".

Фото: Из личного архива героя публикации

Я глубоко благодарен всем, с кем довелось работать в Якутске и Мирном. Во всех телестудиях коллектив был молодой – энергичные, талантливые ребята. У меня появилось много друзей, жили мы хорошо, весело, интересно. А главное – была здоровая рабочая атмосфера.