Политика

Высшее образование на Украине: Главное - не знания, а патриотизм, а в аудиториях находят боевые гранаты

Жительница Киева рассказывает, как за последние годы изменилась жизнь в вузах Незалежной
Студенты Киевского национального университета имени Тараса Шевченко митингуют, добиваясь повышения стипендий.

Студенты Киевского национального университета имени Тараса Шевченко митингуют, добиваясь повышения стипендий.

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Выкрутился, студент?

Несколько лет назад выполняла одно редакционное задание: в Киеве, на улице Ильи Эренбурга, мы опрашивали киевлян, знают ли те, кто это такой. Давали наводки: «Люди. Годы. Жизнь», называли и другие произведения писателя. Мол, в этом доме жил, на улице Жилянской.

Помню, что ответила только одна девушка, при том, что мы опросили множество прохожих разного возраста. Я тогда огорчилась, а сейчас бы не расстроилась вовсе. Привыкла, поскольку образовательная система Украины деградировала и была дерусифицирована не за один день. Знать фамилии советских коммунистических писателей с начала девяностых годов уже не обязательно. Но, как выясняется, и знать что-либо вообще теперь не обязательно.

Сосед-преподаватель рассказал во дворе историю с одним из своих студентов. Он ни разу не был ни на одной паре, ни на одном практическом занятии, но при этом пришел сдавать экзамен.

- Почему вы пропускали пары? И на билет толком не отвечаете?

- Я багато працюю, заробляти важко, йде багато часу.

- Кем же, интересно? - спрашивает преподаватель.

- Да я на телевидении, внештатным корреспондентом.

- Я вас понял. Пишите официальную объяснительную.

Студент приступил к написанию короткой объяснительной, в которой сделал 18 ошибок, на что преподаватель ему заметил:

- Ну, хорошо, допустим, у вас плохо с математикой, но вы же подрабатываете корреспондентом. Как вас взяли на ТВ, такого безграмотного?

- Вообще-то, мне ближе русский язык. Он мой родной.

- Хорошо. Раз ближе, пишите тогда на русском.

И тут студент выдает:

- Я отказываюсь писать объяснительную на языке агрессора.

Повисла пауза. Молодой человек, покуда преподаватель соображал, ставить «неуд» или нет, смотрел на педагога победителем.

В итоге сосед признался, что парень объяснительную так и не написал, а неуд он не поставил, на всякий случай. История эта подлинная и произошла недавно.

Все зачтется студентам, но после войны

Студентам сейчас совсем не скучно, а многим – вообще не до учебы. Молодые парни сами уходят в зону АТО, потому что «не всем нужно высшее образование», как считает премьер-министр Гройсман. А там, в рядах ВСУ, можно и питаться, и заработать деньжат, да и вернуться героем, если повезет.

В Национальном авиационном университете в начале учебного года, 15-го сентября, студенты нашли сумку, полную боевых гранат. Молодежь вызвала полицию. Приехали на это обращение не только полицейские, но и специалисты-взрывотехники, занятия в ВУЗе в этот день отменили.

Такие истории с оружием стали для Киева настолько привычными, что на них уже так остро не реагируют. Впрочем, киевлянам подобное не может нравиться.

В эти выходные сама оказалась свидетелем неприятной сцены на Бессарабке, там, где недавно взорвали машину с героем АТО. Это – центр города, для тех, кто не в курсе. На переходе стояли люди, и вдруг из притормозившего черного джипа вышел мужчина с автоматом. Не полицейский, не военный, а одетый в гражданское. Он передернул затвор и остановился посреди проезжей части. Народ, наблюдая за этой сценой, напрягся. Буквально через несколько секунд человек с автоматом короткой перебежкой пересел в другой джип с тонированными стеклами, и машина тронулась с места. Минуту люди стояли на переходе как вкопанные, и уже потом стали переходить дорогу, озираясь по сторонам.

Последствия взрыва в Киеве 8 сентября 2017 года.

Последствия взрыва в Киеве 8 сентября 2017 года.

Фото: YouTube

Кто это был? Радикал, революционер или просто бандит? Да кто же теперь знает… Киев давно криминален и непредсказуем.

На днях слышала, как во дворе два парня обсуждали правых радикалов:

- Да кто у нас тут правые? Ну, допустим, правосеки ("Правый сектор", запрещенная в РФ организация - ред.). Шансов у них - ноль. Кто еще? «Белый молот» и «Сокол» - это пока еще детско-юношеские организации. Они только факелы на акциях носят и в барабаны бьют, делают то, что им скажет «Свобода». Есть еще скинхеды, они тоже типа правые, но они полностью отмороженные.

- А, вспомнил, ультрас же еще есть! «Динамо»! - вступил в беседу товарищ.

- Нет, ну тех тысячи три, не больше. Они могут бузу устроить, а убивать - нет. Еще понтуют по вызову, чтоб отжать бизнес и наказать, кого им скажут. Вообще, все наши правые могут только рисовать свастику.

- И как думаешь, получится переворот замутить?

- Да ничего у них не выйдет, - в итоге пришли к выводу приятели и обреченно вздохнули.

Но кто может это знать наверняка?

- Ничего, что здесь все разваливается, деиндустриализируется, разрушается. Это нам на руку. Враги пидуть звидси, а нас земля нагодуе, - сказал как- то экс- ректор Киево- Могилянской академии академик Брюховецкий на ученом совете.

И тут экс-ректору задали вопрос:

- А кто ж на ней работать будет, когда все уезжают?

Ответ не заставит себя ждать:

- Украинки плодовиты. Нарожают еще. Главное, что мы воспитываем патриотов..

Ну конечно, нарожают, особенно когда роды стоят теперь больше тысячи долларов.

Кстати, ректор медицинского университета Екатерина Амосова пообещала врачам зарплаты в тысячу евро, когда война с Россией закончится, которой теперь можно оправдать даже собственную глупость, бездарность и лень.