Политика

Теракт в Грозном: случайность или «намек» южного соседа

Москва только начала мирить воюющих в Нагорном Карабахе. Видимо, это кому-то не нравится, считает спецкор "КП" Дмитрий Стешин
Самая простая версия, уже озвученная Национальным антитеррористическим комитетом: спецслужбы знали, что в Грозном есть группа боевиков и во время плановой зачистки случилось кровавое столкновение. Фото: Таисия Боршигова/ТАСС

Самая простая версия, уже озвученная Национальным антитеррористическим комитетом: спецслужбы знали, что в Грозном есть группа боевиков и во время плановой зачистки случилось кровавое столкновение. Фото: Таисия Боршигова/ТАСС

Уже десяток лет, как Чечня у нас не считается «горячей точкой». Общеизвестный факт – ночью туристу гулять по Грозному чуть ли не безопасней, чем по окраинам Питера или Москвы. Но, все-таки, примерно раз в год, в Чечне случаются перестрелки с боевиками, а значит, бандподполье в республике все же есть.

Самая простая версия, уже озвученная Национальным антитеррористическим комитетом: спецслужбы знали, что в Грозном есть группа боевиков и во время плановой зачистки случилось кровавое столкновение. Но после заявления Кадырова: «террористы прибыли из-за рубежа» случившееся заиграло новыми красками.

Контекст на поверхности. Даже слишком. По ту сторону Кавказского хребта от Чечни сейчас идет самая настоящая война, в которой столкнулись интересы региональных держав. Поэтому получателей выгоды от теракта в Грозном стоит поискать в Закавказье и несколько южнее – в приграничье Турции и Сирии, на обломках так и не состоявшегося Всемирного халифата. Попасть с этих территорий на Северный Кавказ – проще простого, журналисты КП проверяли в 2013 году так называемую «тропу ваххабитов», прожив несколько дней в турецком городке Райханли, где в 80 километрах от Алеппо действовала «дырка в границе». Через нее из Турции в Сирию и шел поток боевиков со всего мира. Работает эта дыра сейчас? Неизвестно. Открыть ее для выпуска боевиков на Кавказ – дело трех минут. Дальше путь простой: в Грузию, славящуюся теплыми отношениями с Турцией, а дальше – уже российский Северный Кавказ, где еще не сошла «зеленка».

Зачем это сейчас Турции? Сместить фокус России с конфликта в Карабахе на внутренние дела. Потенциал пустить искру (и боевиков) на Северный Кавказ у турков есть. Одних только представителей народов Дагестана в Турции живет около 400 тысяч и военных среди них немало. Там же около 100 тысяч чеченцев. И вообще, как выразился помощник госсекретаря США Ричард Холбрук – «не менее миллиона турецких граждан имеют генеалогические корни, связанные с Северным Кавказом».

Связи Анкары с представителями Ичкерии были установлены еще в начале 90-х. Начиная от визитов Дудаева в Турцию и на Северный Кипр и заканчивая подготовкой ичкерийских боевиков. Именно с помощью Турции, Ичкерия установила связи с Саудовской Аравией, получив с Ближнего востока все, что можно было желать – от оружия, до денег и арабских наемников.

Примерно раз в год, в Чечне случаются перестрелки с боевиками, а значит, бандподполье в республике все же есть. Фото: Снимок с видео/ИЦ НАК/ТАСС

Примерно раз в год, в Чечне случаются перестрелки с боевиками, а значит, бандподполье в республике все же есть. Фото: Снимок с видео/ИЦ НАК/ТАСС

Во «вторую чеченскую» Турция вообще перестала стесняться – подготовкой боевиков (по данным российских и иностранных источников) занимались турецкие военные, а идеологическую работу вели инструкторы-националисты из «Серых волков». На самом Северном Кавказе активно работали сотрудники «Русского отдела» главной турецкой спецслужбы MIT, за время двух «чеченских войн» они потеряли там десяток агентов. Последних высокопоставленных координаторов MIT в Чечне Айдына Кайя и Бурхана Челеби уничтожили в ноябре 2004-го. По странному совпадению – в Грозном.

Всего несколько дней назад Москва начала мирить Ереван и Баку, усадив их на 10 часов за стол переговоров. Возможно, это кому-то, кто требует продолжать войну в Карабахе, не понравилось. Может быть, этот «кто-то» хочет намекнуть Москве, что 90-е на Северный Кавказ можно вернуть?