Недвижимость

Эволюция загородной застройки на фоне пандемии

Циркуляция слухов об интенсивной второй волне коронавируса в России и в мире многих заставила задуматься о том, как улучшить качество своей жизни в весьма ограниченных условиях

В марте COVID-19 большинство из нас застало в квартирах. Если на первых порах многие полагали, что ограничения – скорее временная мера, спустя месяц стало ясно, что никто с уверенностью не может сказать, насколько изменится наша жизнь даже в масштабах календарного года. Для многих одним из выходов стало спешное бегство за город – на дачу, в деревню, в коттедж, – в любое место, где ограничения в передвижении менее ощутимы, а соседство, пусть даже с самыми близкими, менее тесное.

Кроме того, переход в связи с пандемией на удаленyю работу многим позволил провести там весь карантин. На старте внедрения мер по предотвращению распространения вируса компании, деятельность которых позволяет настроить дистанционную работу, перевели максимально возможное число сотрудников на «удаленку». По данным Министерства труда, в общей сложности из дома работали 5,5 млн граждан РФ, т.е. около 9% работоспособного населения страны. Число руководителей компаний-«противников» такого формата сократилось с 58% до 17%.

На этом фоне агрегаторы недвижимости зафиксировали значительный рост спроса на покупку малоэтажных объектов категории коттедж/таунхаус для постоянной жизни. На первых порах скупали даже дома с ограниченными удобствами в удовлетворительном состоянии. В общей сложности спрос во втором квартале увеличился примерно на 90% в сравнении с показателями прошлого года, а по итогам полугодия составил 77,7%.

Сопутствующие обстоятельства оказались далеко не однозначными. Весна скрасила будни зеленью. Однако, очевидными стали проблемы, которые прежде были не так критичны – многие загородные дома не предусмотрены для длительного проживания. Такие коттеджи и «дачи», например, часто не оборудованы газопроводом, водоснабжением, канализацией. И далеко не в каждом конкретном случае у жителей загородных поселков была возможность организовать все необходимое для комфортной жизни на постоянной основе без сложностей. Например, садово-огородные товарищества, отстроенные в 1980-х, сегодня практически не пользуются спросом. Покупатели стали гораздо требовательней к инфраструктуре при покупке загородной недвижимости. Если прежде в основном ценилось наличие продуктовых магазинов в пешей доступности и близость медицинских учреждений – теперь порядок критериев стал гораздо шире. Комфорт и состояние объекта, оптимальная площадь, планировка и сопутствующая территория, безопасность, дороги, досуг, экологичность – комплексы, которые сочетают все эти качества, в России – товар штучный. Чаще всего продуманная инфраструктура предусмотрена в гостиничных комплексах или кластерах формата эко-парк вроде «Максима Парк» по Дмитровскому направлению. Что касается загородных комплексов, широкий спектр возможностей интегрировать удается далеко не всем, но девелоперы стараются подбирать локации, где часть из критериев присутствуют в относительной близости от объекта, как, например, в случае коттеджного поселка «Марсель» по Калужскому направлению.

Прежде на этапе разработки в проект загородной застройки, как правило, входили жилые объекты, теперь все чаще в план включают инфраструктурные. Причем речь не только о наличии детского сада, школы или небольшого магазина. Оздоровительные комплексы, фитнес- и бизнес-центры, культурно-развлекательные и спортивные, а также эко-комплексы теперь также предусматриваются на этапе концепции. Стоит отметить, что направление подобной кластерной застройки и эко-девелопмента стало формироваться в России только в начале нулевых и довольно долго не вызывало интереса среди покупателей. Сегодня же все чаще встречаются даже городские культурные кластеры в городах-миллионниках. Тогда как на значительном отдалении от крупных населенных пунктов подобные объекты, как правило, связаны с небольшими фермерскими хозяйствами вроде эко-отеля «Яснополе» между трассами М4-Дон и Симферопольским шоссе.

И вместе с тем рост покупательского спроса на объекты с расширенными возможностями, которые не уступают урбанистическим центрам, может стимулировать формирование достойного рыночного предложения в перспективе. Таким образом, кроме всем известных негативных последствий, пандемия, вполне вероятно, даст толчок к развитию отечественного малоэтажного строительства и девелопмента. Встречаются уже действующие проекты вроде коттеджного поселка «Союз», где предусмотрены возможности для занятий спортом, отдыха и даже бесплатный транспорт до ближайшего крупного населенного пункта. Интересны также запланированные к реализации в обозримой перспективе проекты, например, «Всюду жизнь». Концепция предусматривает развитие территории Московского конного завода №1: планируется создание природно-спортивного комплекса, в котором селекционная работа с лошадьми будет сочетаться с экологическим туризмом, занятиями профессиональным и любительским конным спортом, активным отдыхом на природе для гостей и туристов. Развитие инфраструктуры также позволит сделать доступным для свободного посещения природно-исторический ландшафт, которым известна территория вокруг МКЗ №1. Также проектом планировки территории предусмотрено создание комплекса малоэтажной застройки, включая 3 школы, 6 детских садов, медицинский, гериатрический центры и другие объекты обслуживания. При этом архитектурная композиция сформирована так, что 60% территории отведено под озелененные и рекреационные зоны.

Пока отечественный девелопмент только движется в направлении кластерного застроя, западноевропейские коллеги перешли к стадии, в которой ключевым аспектом застройки стали вопросы совершенствования ее экологичности. Это касается как используемых материалов и технологий, так и дальнейшей жизнедеятельности рабочего объекта. Так в начале года застройщики в Великобритании получили «добро» на строительство крупнейшей в стране «модульной» деревни Фенланд Виладж. В план входят 406 экологичных домов и инфраструктурных объектов. Застройщики собираются реализовать их посредством технологий, которые наносят минимальный по сегодняшним меркам вред окружающей среде на этапе строительства, а впоследствии – и в эксплуатации. А в пригороде Лондона еще в 2002 году отстроили эко-деревню Хекбридж, не загрязняющую среду углекислым газом. И это лишь пример реализации в Великобритании.

Конечно, даже ультра-успешный опыт европейского образца не универсален и в российских реалиях будет нуждаться в адаптации. Пусть сегодня «зеленое» строительство с заботой об окружающей среде и природном ландшафте стало значительно более доступным, чем 20 лет назад, но впереди еще долгий путь. Что касается отечественного рынка загородной недвижимости – эволюция потребительского спроса на фоне пандемии вполне может стать решающим толчком для развития предложения. Уже сейчас есть достойные внимания проекты, где предусмотрены все условия для комфортной жизни, работы и отдыха, и велик шанс, что это только начало взрывного роста.